24

1+2+3+4+5+ (Голосов: 3)
Загрузка...

Для начала, предыстория. Весной 2008-го года в Москву приезжал виа Esoteric, славящийся безумной музыкой, а еще тем, что во время своих живых выступлений размалывает мозг в мелкую труху. Это был эпичнейший концерт, достославный и беспощадный!

С учетом того, что я стоял прямо под колонкой — думаю, можно легко представить себе степень разуплотнения моего мозга. И когда Преподобные доиграли, я находился в состоянии полного звукового коллапса, и максимум, что смог сделать — это доплестись до бара, купить там бутыль минералки и уйти в дальний угол зала, чтобы пытаться откалиброваться. Там я сел на какую-то трубу, и пытался вернуть мозг в исходное положение. Это было нелегко.
Я не заметил, как сбоку от меня на этой же трубе оказался человек. Может он был там, когда я пришел — хрен его знает. Но тут он меня окликнул и спросил, можно ли попить. Я пробурчал что-то невнятное и отдал ему почти пустую бутылку.

Как-то случилось, что мы с ним разговорились. Сначала обсуждали монстроподобность и неземную суть музыки дяди Грэга и его товарищей, потом переключились еще на что-то.
И так договорились до того, что этот человек сказал, что он живет под Петербургом и работает в психиатрической больнице. Врач он там.
И вот тут то и начинается сама история. Итак, этот человек — врач в психиатрической больнице в Ленинградской области. Но больница не простая, а закрытого типа, и держат там тех, кого суд отправил на бесконечное принудительное лечение. Сами понимаете, что это может быть за публика. Сливки общества, не иначе!

Больница совсем небольшая — десяток пациентов и пара десятков персонала — несколько врачей, медперсонал, охрана. Больница — несколько разрозненных домиков, в одном — все главное, калибровочная и всякие медицинские заведения, а в других — живут пациенты. В каждом домике — одна небольшая комната для пациента, маленькая служебная комната и пара окон, забранных решеткой. Естественно, тройная дверь и прочие радости.

Вокруг больницы — с трех сторон болота, а с четвертой — то ли озеро, то ли залив, я так и не понял. Короче, выбраться от туда и здоровому человеку вряд ли удастся, а уж психически нездоровому — так подавно. До ближайшей деревни — несколько километров по сильно разбитой дороге через болота, большая часть персонала живет в этой же деревне, откуда их привозят на уазике, а врачи работают сменами по несколько дней. Вот так же и работал мой новый знакомый.
Я все это так подробно описываю не просто так, а потому что к дальнейшему развитию событий это имеет самое непосредственное значение.

Пациенты в лечебнице, понятное дело, тоже были странные. К некоторым без нескольких санитаров комплекцией с средний холодильник и не войти было, другие — вполне смирные, но... все равно ненормальные.

Он рассказал, что была у них одна пациентка, молодая женщина, которая однажды вдруг выбросила из окна троих своих детей, а потом выбросилась сама. Дети погибли, а она выжила, но с тех пор только и делала, что рыдала или спала. Другая пациентка — бабка крайне преклонных лет, которая уже давно находилась в постоянном ступоре. Она не реагировала на раздражители, смотрела в одну точку или спала совершенно неподвижно. Эту бабку отправили на лечение после того, как однажды ночью она по непонятным причинам пошла в сарай, взяла топор и избавила своего супруга от необходимости носить на плечах голову. А потом села рядом на кровать — и впала в ступор, и конца ему не видно.

А был еще один пациент, который, собственно, и есть главное действующее лицо всей истории. Когда мой знакомый устроился в эту больницу, и его повели показывать пациентов, этот его шокировал — более чем адекватный дядька лет 60-ти, очень приличный, профессорской внешности, пишет стихи и картины рисует. Когда мой знакомый спросил у главврача, что этот дядька забыл в их заведении, главврач показал ему историю болезни этого дядьки.

И вот что там было написано. Физик, кандидат наук, бывший ведущий сотрудник какого-то закрытого НИИ, занимавшегося какими-то замутами с радиоэлектроникой, электромагнитизмом и прочими интересными, но странными вещами. Прославился следующим — однажды ковырялся в своем НИИ с какой-то дико заумной электронной штуковиной, и внезапно словил какой-то дикий удар током. Его от такого вырубило на какое-то время, а обратно он «врубился» уже с засевшей в голове маниакальной идеей. Все люди — роботы. И в каждом из них заложена вредоносная программа, если не исправить которую, эти роботы будут убивать людей. И он решил, что он — Брюс Уиллис, и, вооружившись отверткой, пошел исправлять вредоносную программу. Итогом его работы стало 24 человека, получивших удар отверткой в грудь, и отправившихся в ходе этих манипуляций в Вальхаллу. Печальный итог, очень. Но дядечка на этом останавливаться не собирался. Посреди своего маниакального действа он зачем-то полез в электрощиток, за что получил очередной удар током, и так же благополучно отключился.

А «включился» уже в больнице. И конечно же, он не помнил ничего, что было в промежутке между двумя ударами током. Вообще не помнил. Совсем. Правда, не знаю, как тогда узнали про его маниакальную идею с роботами — он ее по ходу действа что ли озвучил? Но как факт — приходит в себя этот дядечка в больнице, и ему говорят, что он выпилил 24 человека. Дядечка в недоумении. А потом он внезапно начинает неистово бесноваться каждый раз в лунную ночь. Мечется по комнате, не спит, кричит. Его спрашивают — что такое, а он отвечает — каждую ночь, когда к нему в окно светит луна, в его комнату по лунному лучу спускаются все убитые им люди, и начинают в подробностях рассказывать о своем посмертном существовании. Будто бы после встречи с его отверткой они чудесным образом переместились в какой-то абсолютно бесцветный мир, где теперь коротают время в абсолютно бесцветных домах, ожидая, когда он таки соблаговолит к ним присоединиться. И как только он покинет наш грешный мир, они немедленно отомстят ему, разорвав его на тысячу мелких кусочков, и сами после этого смогут отправиться в какое-нибудь более приятное место.

Поэтично, ничего не скажешь.
И вот каждый раз в полнолуние этот дядька начинал бесноваться, его усыпляли, ночью во сне к нему приходили его жертвы, говорили ему гадости, а с утра он просыпался и принимался рисовать или писать стихи. Он сначала попросил забить окно в его комнату досками, потом — сделать еще одну дверь — все сделали, но он продолжал утверждать, что за ним постоянно приходят 24 человека.
И так 20 лет.

И вот в клинику приходит мой случайный знакомый. Он сказал, что как-то быстро сблизился с этим дядькой с отверткой, он ему много чего интересного порассказывал, и про физику, и про подробности посмертного существования его жертв, и даже картину одну подарил.
И тут, где-то через год после прихода моего знакомого в клинику, как раз весной 2008-го этот дядька начинает говорить, что ему недолго осталось, и что скоро за ним придут. Это, естественно, расценили как обострение болезни.

В один из дней в конце апреля как раз было дежурство моего знакомого. Вечером сделали обход, этот дядька как всегда начал жаловаться, что чувствует «их» приближение. Ему сделали укол, он уснул, положили на вязки.

А потом началась жуткая гроза. То ли Повелитель Летних Гроз решил заявить о себе, то ли шторм из славящихся своей унылостью Нейтральных Вод — но факт, знакомый утверждал, что все грохотало так, что ему казалось, что всю их лечебницу смоет к чертям в ближайший водоем, который благо что был совсем рядом. К утру гроза унялась, и пошли на обход. Пока успокаивали растревоженных грозой пациентов, пока раздавали спасительные уколы — так и дошли постепенно до дядьки с отверткой. Открыли дверь в его дом. Одну. Вторую. Третью. Зашли внутрь.
Вы уже догадались, что будет дальше?
В доме было пусто. Абсолютно пусто. Вязки были так же завязаны, двери и окна целы. Но пациента не было. Естественно, сразу же переполошилась охрана, вызвали милицию — все таки это мало того, что пациент психушки, он еще и серийный убийца!
Приехала милиция, стали осматривать место. Все замки, все двери и окна — целы. После ночного дождя на липкой грязи наверняка остались бы следы, но ничего не было — ровная грязная земля. Стали снимать отпечатки пальцев.
В доме были, конечно же, отпечатки почти всех санитаров и докторов. Самого пациента.
И еще много-много других, неопознанных отпечатков. Криминалист насчитал 24 комплекта.

И вот как только милиционеры сказали про отпечатки пальцев, главврача хватил инфаркт. Его еле откачали, и потом он еще долго лечился. А мой случайный знакомый уволился и поехал в Москву на концерт Эзотерика расширять сознание.
Пропавшего психа искали собаками и с вертолета прочесывали воду и болота. Безуспешно.
А вскоре, буквально через пару недель, лечебницу расформировали, и пациентов отправили в соседний город. Следов пропавшего мужика никто так и не нашел, хотя, может, их и не искал никто.

После концерта я своего случайного знакомого не видел, только пару раз переписывался на уровне «преветкакдела». И финал этой истории, с закрытием больницы, я узнал
как раз в переписке. А потом я перестал с ним общаться, и что с ним теперь — не знаю. Да и мне кажется, что не думаю, что что-то теряю от этого — зато я узнал от него такую эпическую историю.
Не знаю, насколько она правдива — мне почему-то не верится, очень уж фантасмагорично. Да и тем более сколько я не искал ни в инете, ни в госархиве, пока на практике был — ничего такого, хотя бы даже про этот грешный НИИ и серийное убийство в нем, я не нашел. То ли все было настолько секретно, что до сих пор тайна, то ли... То ли придумал мой знакомый все это. Черт знает, кого можно на концерте Эзотерика встретить.







Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!
Adblock detector