Ад египетских пирамид

1+2+3+4+5+
Загрузка...

Караван медленно тащился по пустыне. Проводник тянул заунывную песню, которая путникам настроения никак не добавляла. Египетское солнце, способное выжечь всё живое, вставало с раннего утра и уходило за горизонт только поздно вечером. В короткие ночные часы путешественники получали некоторое облегчение, но внезапные порывы ветра поднимали песок, и он набивался в глаза, нос и уши.
— Черт бы побрал этого профессора с его научными открытиями. — Джон Стоун смачно сплюнул и сдвинул на затылок свою широкополую шляпу. — Этот песок уже сыплется изо всех моих отверстий. Четвёртые сутки в пути и ни тебе куста, ни деревца. Как думаешь, Билли, долго нам ещё тащиться?
Его путник даже не повернул головы. Край шляпы Билли Гранта уперся в его переносицу, а та часть лица, которая была доступна взору, застыла словно каменная. Ещё какое — то время мужчина молчал, может быть, размышляя над тем — стоит ли разговаривать с таким ничтожеством, и, в конце концов, снизошёл для разговора.

— Ты вообще, Джон, за каким чёртом сюда попёрся?
— За каким и ты, — ответил Стоун с вызовом.
Лошадь под ним оступилась, и мужчина разразился непристойной бранью, но быстро успокоился и заговорил спокойным тоном.
— Я, Билли, с раннего детства наслушался сказок о пирамидах у Мемфиса. Он был мне как отец родной. Не знаю, какой он там был строитель, но деньжат в пирамиду, наверное, положил намерено. Думаю, если профессор загребёт всё себе, это будет крайне несправедливо.
— Да с таким как ты, — улыбнулся Гранд, — профессору не достанутся даже от мертвого осла уши.
— А с таким как ты…
Договорить Джон Стоун не успел. Его лошадь резко остановилась, а затем попятилась.
— Ты что, ковбой, домой собрался? — расхохотался Билли Грант. — Так тебя же без денег ни одна шлюха к себе и на пушечный выстрел не подпустит.
Кое — как справившись со своей лошадью, Джон Стоун приблизился к своему приятелю.

— Это дурной знак, Билли, — мужчина огляделся по сторонам. — Как и то, что профессор Айсман русский. От русских никогда не знаешь чего ждать.
Грант посмотрел на собеседника с нескрываемой усмешкой.
— Айсман русский? А я всю жизнь считал, что он еврей.
— Какая разница, — зашипел Стоун, — всё равно знак дурной.
Мужчина немного помолчал, явно над чем — то размышляя, затем взволнованно спросил.

— А как ты думаешь, Билли, проводник не сбился с курса? У меня его заунывное нытьё уже в печёнках сидит. Может, его пристрелить, как бешеную собаку?
— Пристрели, — ухмыльнулся Грант. — А потом лучше сам застрелись.
В нескольких десятках метров от Билли и Джона катилась повозка, запряжённая парой лошадей. В ней профессор Айсман беседовал с доктором Нельсоном.
— Вы поймите, док, сейчас вся мировая общественность следит за ходом нашей научной экспедиции.
— Я не спорю, профессор, по поводу важности нашей экспедиции. Я только хочу вас предостеречь от неприятностей. Начнём с того, что команда ваша — сплошные головорезы. Вот хотя бы эта парочка — Билли Грант и Джон Стоун.
— Да бросьте вы, доктор, все они отличные ребята, да ведь и не в этом дело. Наша экспедиция…
Прошло ещё много однообразных и нескончаемых дней. Когда у путешественников уже, казалось, не было ни надежды, ни сил, их взору открылась широкая равнина. На её краю возвышался ряд строений. В его в середине находилась пирамида фараона Джосера.
— О, боже! — воскликнул профессор. — Вы только взгляните на это творение. Этому чуду около пяти тысяч лет! А высота пирамиды порядка шестидесяти метров!
Путники смотрели в ту сторону, куда указывала рука профессора, и каждый думал о своём.
Пирамида была выполнена в форме лестницы.
— По мнению египтян, — не унимался профессор, — фараоны должны были восходить по ней в небо. Это же первая каменная постройка в Египте! Вы представляете, что это должно значить, джентльмены?
« Это значит, что сокровища там несметные», — подумал Джон Стоун, потирая руки.
— Я должен попасть в пирамиду как можно скорее, — воскликнул профессор и устремился вперёд.
Проводник заговорил о чём — то очень быстро.
— Что он там лопочет? — поинтересовался Джон Стоун.
— Да кого интересует мнение этой обезьяны? — возмутился Билли Грант.
— Он говорит, что духи пирамиды могут прогневаться, если в пирамиду войти без разрешения, — пояснил доктор Нельсон.
— Какие духи? — Рассмеялся Стоун. — Малый совсем сдурел.
Путешественники направились вслед за профессором. Вход в пирамиду был привален огромной глыбой. Профессор тщетно пытался отодвинуть её в сторону.
— Ну что же вы стоите, — обратился доктор к входящим в состав экспедиции рабочим, — помогите профессору.
С большой неохотой от толпы отделилось несколько человек и направилось в сторону глыбы. Проводник снова что — то заговорил, но его уже никто не слушал. Мужчины обступили глыбу со всех сторон и принялись раскачивать её. Небо моментально заволокло тучами и где — то совсем рядом послышался раскат грома.
— О, Боже мой, — произнёс один из рабочих. — Это добром не кончится.
Блеснула молния и одновременно с ней прогрохотал гром. Поражённый молнией рабочий дико воскликнул и упал, широко раскинув руки. Доктор бросился к нему, но было уже поздно — тело несчастного полностью обгорело. Глыба вдруг сама покатилась и придавила насмерть несколько рабочих. Профессор заглянул вовнутрь пирамиды и почувствовал, как ему в нос ударил неизвестный газ. Голова его резко закружилась, перед глазами поплыли оранжевые круги. Учёный схватился за горло, закашлялся и упал замертво.

Оставшиеся в живых бросились врассыпную. За ними по пятам катилась огромная каменная глыба и давила, давила…

 

Автор: kiska59










Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!