Трудный ребёнок


Я психиатр, работаю в центре адаптации и социализации детей, переживших насилие в семье. Мои случаи — это не просто забитые дети алкашей и наркоманов. Это дети и подростки, так или иначе вовлеченные в насилие, совершаемое их родственниками, в качестве соучастников или безмолвных свидетелей.

Вернуть к нормальной жизни ребенка, который несколько лет наблюдал, как его отец насилует и душит молодых девушек, или ребенка, который знает, где во дворе закопан труп его матери, ничуть не легче, чем если бы он сам был жертвой преступления.

Хотите статистику? Пожалуйста: из 100 таких детей примерно 45 совершают тяжкие преступления еще до своего тридцатилетия. И это с учетом проводимого лечения.

Мальчика, о котором я хочу написать, зовут Пашка. Или Генка. Или Женька. Свидетельства о его рождении мы не нашли, записей о нем в ЗАГСе нет. Кто его мать — неизвестно. Известно только, что он действительно является биологическим сыном людоеда Н. Виртоносова. Публикаций в СМИ о его задержании и суде вы не найдете, потому что не было ни задержания, ни суда. Милиционеры, выследившие его «пряничный домик», забили его до смерти, и дело разбирали в строго закрытом порядке. Мальчика передали нам.


Воспитанные дети не корчат лица


Сначала пропала молодая женщина — провожала мужа в город, обратно шла через лес, но до своего дома не дошла.
Потом — пожилой (по деревенским меркам, 62 года) мужчина, собиравший черемшу.
Сразу же, не успело следствие раскрутиться — исчезли двое детей.

Местные милиционеры решили, что имеют дело с маньяком. Жителям, рвущимся прочесать лес, велели сидеть вечерами по домам, а сами запросили из города помощь.

Но разве людей дома удержишь?

На следующий же день прибежала девочка — и искала козу, которая вечно забирается куда попало, а у брошенного дома на отшибе, за лесной полосой, где трава выше человека, в этой самой траве кто-то дышит. Не как человек и не как зверь, а так, словно воздух через трубку втягивает — с трудом, со свистом.


Чужой голос


Мы живём в трёхкомнатной квартире — я, отец, мать и сестра. Мы с сестрой живём в одной комнате, а родители в другой. Третья комната — зал. Моя сестра ложится раньше меня, так как она работает и ей нужно вставать рано.

Время было за полночь. Настя (так зовут мою сестру) только вернулась с работы и готовилась отойти ко сну. Я посидела в комнате родителей за компьютером, потом зашла в нашу с сестрой комнату. Свет был уже выключен. Я спросила:

— Насть, ты спишь?

— Да, почти. Ложись ко мне.


Ключ в двери


У каждого человека было событие, которое забыть просто невозможно, хотя очень хотелось бы. Мне было 14, моя мать работала в ночную смену. В это время суток я был один, но в тот ужаснейший день — не совсем. В квартире было пусто и тихо, лишь в подъезде слышалось, как ехал лифт. Я сидел в интернете, читая разные статейки с википедии, иногда даже пугающие.

Пошёл на кухню поесть на вечер как я люблю. Кухня же находится возле входной двери. Звук шагов. Кто-то на моём этаже. В темноте. Это сосед? В час ночи? В моих мыслях было лишь одно: хоть бы он не постучал, хоть бы, хоть бы... Стук. Перерыв. Ещё один стук. Холодный пот прошёл по моей спине, в голове что-то лопнуло. Сердце стало бить быстрее, выбивая ритмы дьявольского оркестра. Паника. Что же делать? Бежать в свою комнату, включив фильм на всю громкость, либо открыть её? Спросить, чего ему нужно? Нет, это глупо.


Ребёнок закоченел


Врачи клиницисты по своей сути являются атеистами. Большинство из них абсолютно верят, что лечение, которое они назначат, поможет. Но бывают случаи, когда лечение не помогает, и, вдруг, случается настоящее чудо, и пациент немыслимым образом, не поддаваясь никаким вразумительным объяснениями, выздоравливает.

А бывают совсем мистические случаи, которые запоминаются на всю жизнь.

Когда я вспоминаю этот эпизод в моей жизни, то до сих пор мурашки по телу. Поэтому, впечатлительным натурам не рекомендую читать.

Студенткой я была на практике в родильном доме. Нас повели в отделение реанимации новорождённых. За час до нашего прихода там скончался новорожденный ребёночек.
Когда в больнице умирает человек, полагается 2 часа его держать в отделении, констатировать биологическую смерть и уже потом увозить в патолого-анатомическое отделение.