Не злись на мужчин соседок


К своей соседке Ирина испытывала смешанные чувства. Порой охватывал странный восторг, когда она видела Еву: эти большие глаза, ямочки на щеках, стройная фигура, стильная одежда, да еще живет в собственной квартире, куда частенько доставляют роскошные букеты цветов. Все, о чем мечтала сама Ирина.

Она-то сосуществовала на одной территории с въедливыми дедушкой и бабушкой, разочарованной в жизни матерью, частенько срывающей злость на дочери, подрабатывала там, где не нравится, но в другие места студентов без блата берут редко, во всяком случае, в их городе, одевалась скромно, поскольку зарплату отбирали в «фонд семьи», а времени на поиски любви просто не хватало.
С другой стороны, Ирине казалось, что соседка слишком часто находится в состоянии опьянения, иногда прямо с утра, да и поклонники меняются очень уж быстро.


Акафист


Признаться, раньше я не верила в живительную силу молитв, как и в сверхъестественное в целом, относила себя к агностикам: возможно, на Том свете что-то и есть, но точно никто не знает, поэтому жить нужно по совести, а не из желания заслужить благодарность от небесных сил или из страха, что попадешь в ад, где рогатые черти будут колоть тебя вилами в мягкое место.

Тем страннее, что я решила читать акафист Николаю Чудотворцу по совету моей верующей матушки.
Наверное, потому что тогда достигла дна. Жизнь изменилась в худшую сторону: меня сократили на работе, найти новую не получалось – на собеседования приглашали, но выбирали по итогу других кандидатов. Идти работать в CALL-центр, например, или кассиром, где диапазон приемлемости ниже, не хотелось – с этого я начинала в Москве, зачем возвращаться к истокам?


Замыкающие глаза


Их внешность я припоминаю смутно и думаю, что они чем-то походили вон на ту обезьянку в ветвях. И только имя запомнилось мне навсегда, ибо оно было созвучно названию реки. Человек — так звали этих созданий, безвозвратно канувших в прошлое. Лавкрафт Говард. Память.

Тёмно-зелёные колючие кусты, закрывающие землю от ливней и пылевых бурь, снова плодоносили серебристыми ядовитыми ягодами, сок которых стекал на наконечник копья пришедшего в нужное место молодого человека. Само копьё было трофеем, полученным в вечернем лесу у умершего воина из соседнего вымершего ныне племени. Теперь людей там не было, а их шалаши давно высохли под солнцем, кустарниковая чаща всё быстрее укрывала их тяжёлыми листьями, стирая с лика мира.


В один вечер


В один вечер я сильно заболела и поэтому моя мама пошла гулять с собакой которая по сути моя. Перед уходом моя мама сказала мне: не забудь приготовить мясо собаке! После этих слов мама ушла. Я закрыла дверь на 1 поворот и ушла на кухню. Было 8 часов вечера. Я взяла самый острый нож и стала резать мясо. Скоро должен был вернуться папа поэтому я еще и готовила гречку. Вдруг я услышала будто кто-кто-то открывает дверь я бегу на встречу, открываю дверь и ничего. Никого не было, но тот замок был открыт.

Я подумала ну может пошутить решил кто-то. И закрыла на верхний замок. (Его нельзя никак открыть). Я пошла на кухню, а мой кот зашел в ванну. Ну зашел и зашел подумала я и ушла на кухню. Слышу как кот орать на всю квартиру стал. Я к нему бегу быстро, а кот то мой весь взъерошенный шерсть дыбом стоит, а сам кот шипит на меня. Я испугалась быстро кеды кофту кота на шлейку и рванула из квартиры.


Когда никто не видит


Эта история произошла не со мной. Ее мне рассказал дедушка моей подруги. Он был тренером в олимпийской сборной и ездил по разным странам. В одну из таких поездок с ним и произошла эта история. Дальше пересказываю с его слов:

«все началось в одну из наших поездок на олимпиаду. Я тренировал ребят из сборной по гребле. Стояла жаркая погода — был разгар лета. Пока ехали с ребятами на автобусе из аэропорта, сильно умотались и изрядно устали. Приехали мы в гостиницу примерно к трем часам ночи. Очень хотелось спать, так как мы летели на самолете 8 часов, а в одиннадцать часов утра уже надо было тренироваться на реке, оставалось спать 6 часов. Нас быстро расселили по номерам и через полчаса мы уже лежали на своих кроватях. Я уже начал засыпать, как вдруг, не с того, ни с сего мне приспичило в туалет. Проклиная все на свете за это чувство, я пошел в туалет.