Черти ломали потолок

1+2+3+4+5+
Загрузка...

Написано по мотивам случаев, которые были рассказаны автору знакомыми, подругами.
1. В одной деревне жила старуха, про которую говорили, что у неё черти в доме живут. Сама она была не вредная, никому зла не делала, но в доме у неё, якобы, неспокойно было. Соседи, когда её навещали, не могли долго находиться: их пугал какой-то свист и звук, как будто в сенях подметают.
Вот померла она. И мать рассказчицы пошла с подругами сидеть у покойницы ночь. В шесть вечера пошли, а в 11 уже вернулись. Мать была испугана: вся бледная, руки тряслись. Сначала подумали, что напугала её соседская собака — была там громадная псина, которая иногда с привязи убегала. Но скоро стало ясно, что не так всё просто. И вот она рассказывает: "Раньше не верили, что у Хатиры черти живут, думала, россказни всё это. Правда оказалась! Вот пришли мы к ней, а четыре бабульки, что раньше там сидели, домой собираются. И при этом себе под нос всё приговаривают: «Астагифирулла, астагифирулла». Ну, мы подумали, что возле покойницы так и необходимо. Ушли они, а мы сидим. Через полчаса слышим вдруг: свист откуда-то от калитки. Ну, подумали, бригадир не слышал ещё про смерть, пришёл на работу звать. (А надо сказать, старушка эта, несмотря что ей было уже 72, была шустра, ходила колхозу помогать. Селяне считали, что черти ей по хозяйству и в работе помогают). Выходит мать, а нет никого. И снова свист, уже громче и ближе, и опять — никого. Тут им стало не по себе: все эти слухи вспомнились. Свист становился всё чаще и сильнее. У женщин побелели лица, но не оставлять же мёртвое тело на ночь без людей! Но не тут-то было! Вдруг кто-то начал ломать доску потолка над умершей (ХЗ как это возможно?). Тогда уж охранницы не стерпели, застревая в дверях, ломанулись на улицу. И только закрылась за ними калитка, в спину им послышался хохот. Так, значит, бесы радовались, что людей прогнали. Осталась на ночь покойница со своими «друзьями».
На утро пришли к ней, прибрали. Слава Богу на похоронах и поминках ничего этакого не случилось. И по слухам был ещё один случай при жизни Хатиры. Приехала к ней родственница с Ташкента без предупреждения. Старушки дома не было, а на кухне абсолютно незнакомые женщина с мужчиной чай пьют. Она и спрашивает у них: «Вы кто будете? Почему вы здесь? Где тётя моя?» А те молчат, будто воды в рот набрали. В поисках тёти зашла в залу, выходит обратно — а тех и след простыл уже. Конечно, подытоживают ту историю, родственнице могло и что привидеться. Но странности видели многие, а вся деревня сумасшедшими быть не могут.
2. Менее интересно. Тоже жила-была бабка совсем одна в деревне. Очень набожная, всегда в мечеть ходила, покойных мыть, все обычаи знала. И вот начала говорить, что в доме у неё нечисто. Не любят, мол, они молитвы, как на намаз соберусь, грохот под полом начинается, коврик из-под меня выдёргивают. Соседи решили, что всё, ку-ку старушка. И позвонили её дочерям, мол, положите в больницу, не всё с головой в порядке. Дочери приехали, пожили там некоторое время и убедились, что действительно черти там есть. Происходило странное: с одного стула на другой перемещались подстилки, пропадали ножи и ножницы, во время намаза под полом слышался странный шум. Бабку так и не стали в больницу отправлять, уехали обратно. По поверьям, если построить дом на месте, куда выливали воду после мытья покойников, то там нечисто будет. Но этот дом давно построенный, четверо детей там выросло — и всё было там спокойно. И как у такой набожной старухи могли черти поселиться? Автор делает вывод: «Они одиноко проживающих любят, может, поэтому».
3. Очень сомнительная история. Речь идёт об одиноком больном человеке, а остальное за уши притянуто. Тоже в какой-то деревне проживает бабка. Она сама на чёртову старуху похожа. К себе в дом никого не впускает. Забора нет, лачуга её вот-вот развалится. Сельсовет ей другой домик предлагал — ни за что не переезжает! В домике её нет ни электричества, ни газа. Весь мусор со свалки тащит домой (а свалка у них, по рассказу, прямо в реке. Старуху винят, а сами-то!) Как-то рассказчица зашла к ней, а та с куклой сидит играет. Закричала: «Не трожьте моё дитя!» И хотела спрятать под кусок брезента, который ей одеялом служит. А тот соскользнул на пол, а под ним оказалось 13 кукол. У одной ноги нет, у другой руки, у третьей глаз, у четвёртой волос. Старушка их всех со свалки принесла, оказывается. Жалко даже её стало. Сама всё время про каких-то «тех» говорит: "Вот кушать приготовила, те придут — покормлю их, может хоть ненадолго в покое оставят. По ночам больно меня мучают. Сколько в доме пространства —







Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!