Даша

1+2+3+4+5+ (Голосов: 1)
Загрузка...

Я хочу рассказать вам о Даше, но начну с другого.

Кто я такой и почему решил вести дневник?
Я — Николай Поляков, врач-психиатр, никудышний врач-психиатр. Почти сразу после своего обучения и практики, по распределению я попал сюда, в психолого-неврологический интернат поселочка N.
Работаю здесь всю свою жизнь. Последние лет десять, может и больше, я лишь формально выполняю свои обязанности. Пациенты приходят к нам уже после обследования, с установленным диагнозом и даже показаниями. По сути они просто направляются к нам жить, лечения как такового здесь не проводится, они просто живут, а мы пытаемся держать их под контролем, в том числе и медикаментозно.

Я совершенно не годен к работе. Дело даже не в моей профессиональной несостоятельности, а в откровенном невыполнении мною своих обязанностей. За годы работы я остыл к профессии. Я даже не знаком с историями болезни своих подопечных, не говоря уже о знакомстве с ними самими.

Вот и с Дашей и ее делом, событиями ее жизни до поступления к нам, я не был знаком до прошлого понедельника. Познакомиться пришлось после того, как Даша пропала. О дальнейшем я и решил рассказать вам.

И так по порядку.

Даша пропала. Нет, в пропаже наших пациентов нет ничего особенного, это происходит постоянно.
В нашем интернате пациенты делятся на три условные группы: буйные, лежачие и «вольные».
Первые и вторые не имеют возможности покинуть свои палаты, «вольные» же, они всегда не в своем уме, но опасность представляют лишь временами. Они имеют возможность свободно выходить с территории ПНИ, находиться в соседних деревнях и поселках.
Есть несколько условий, нарушение которых ведет к ограничению свободы: пьянство, хулиганство и отсутствие на своем месте после 21:30.
Наши больные свободно гуляют, пасут скот интерната, помогают деревенским старушкам на огородах, да и просто веселят местное население. Конечно время от времени кто-то теряется, как правило, напиваются и не приходят в нужное время. Настоящие попытки побега бывают крайне редко.
У нас есть карцер для провинившихся, например: срок для пьяниц-три недели, для хулиганов-пять.
Раньше у нас была еще одна форма наказания, мы запирали больного на ночь в морге. От этого пришлось отказаться после того, как больной в могре изнасиловал труп старухи. Больных в морг больше ни-ни. К слову, больной клялся что мертвая старуха сама попросила его переспать с ней.
Чуть не забыл уточнить, Даша относилась к условной группе «вольные» и жила достаточно свободно. Да и вообще у нас здесь свободно, больные живут в комнатах по три-четыре человека и не имеют особых неудобств.
У нас есть даже семейный корпус, где больные живут парами. В плане семьи только одно ограничение-никаких детей. Постоянные противозачаточные и абортирование в случае беременности, но беременностей у нас не бывает.
Так было не всегда, до 88-года никакого семейного корпуса не было, а вот дети были...были и убийства младенцев, и насильственное абортирование.

Теперь приступим к Даше, уже не Даше, а Дарье. Хотя помню я ее именно молодой белокурой девушкой лет 25, в этом возрасте она к нам поступила. Странно, что пообщались мы лишь через десять лет после ее поступления, ну, в этом моя вина.

Знакомству с Дарьей я обязан ее побегу и странным, страшным событиям того дня.

В самом конце рабочего дня директор интерната попросил меня посетить поселковое отделение милиции, необходимо было опознать задержанных, в милиции предполагали, что это наши парни.
Я отправился прямиком в милицию, это было не так далеко, к тому же директор распорядился отвезти меня на служебном автобусе, в милицию, а потом домой.
Уже в коридоре отделения я заметил какую-то нервозность, растеряность буквально висела в воздухе. Было много людей в форме, они шныряли из кабинета в кабинет, оживленно обсуждали что-то, курили прямо в помещении. Не думал что их здесь так много, на сколько я помню, их должно быть всего двое, участковый и его помощник.
Почти сразу ко мне подошел мужчина в штатском.
— Здравия желаю, идемте скорее, мы очень спешим. Вы доктор из интерната? Директор обещал прислать кого-нибудь.
— Да, я доктор Поляков.
— Майор Кермитов, идемте.
Да, точно все эти сотрудники не местные и майор тоже.
Я шел за Кермитовым, несколько поворотов по коридору и мы оказались в комнате с двумя камерами. Я сразу увидел своих пациентов, они находились в камерах по двое.
— Ваши?-коротко спросил майор.
— Да. Что они сделали? Почему они в крови? Это их кровь?
— Идемте в кабинет, здесь нам больше делать нечего. Они ни на кого не реагируют.
В кабинете майор, не дожидаясь пока я снова задам свои вопросы, кинул на стол пачку фотографий.
На первом же фото я увидел то, что не сразу смог понять: берег реки, окровавленная девушка нанизана на ствол обломанной березки, как на кол. Девушка раздета, тонкие руки свисают безжизненно вниз, голова запрокинута на бок...
На втором фото: парень лежит на спине, горло перерезано, рукоятка ножа торчит из грудной клетки, тоже раздет.
Я не мог поверить что то здесь, у нас! Мне казалось это фотографии-слайды из какого-нибудь фильма ужасов. Такое может написать сумашедший писатель, но такого никак не может быть в реальной жизни, уж тем более нашей. Нашей тихой провинциальной жизни.
Должно быть майор увидел мою реакцию и тут же забрал пачку фотографий из моих рук.
— Я думал вы покрепче, доктор Поляков. У вас там, в дурдоме, тоже многое случается.
— Нет! Не такое же! Господи!
— Доктор, а правда, что недавно один из лежачих откусил санитарке палец?
— Палец?..Ах, да. -майор задавал вопросы, а я все никак не мог прийти в себя.
— Вот, теперь и ваши ребята. Они изнасиловали девушку и посадили на березу. Парня избили и зарезали, в горло набили земли, но кажется не насиловали, хотя точно мы пока знать не можем. Что вы можете рассказать об этих своих пациентах?
— Ничего, я не был с ними особенно знаком.
— Странно, я думал вы должны быть хорошо знакомы со всеми пациентами, не так ли?
— Пациентов много, сложно запомнить каждого. Могу лишь сказать что ничем особенным они раньше не отличались.
— Вот и отличились. Давайте сейчас оформим опознание, имена, фамилии... и можете на сегодня быть свободны.
— Боюсь я не вспомню сейчас их имен, после такого бы дорогу до дома вспомнить. -я выкручивался как мог.
— Эх, доктор Поляков...Завтра, до обеда со всеми их документами. Меня завтра не будет, участковый все оформит.
— Хорошо, спасибо.
— Идемте, я провожу вас.

И конечно я почти не спал в эту ночь. Я винил в случившемся себя и боялся, что окружающие тоже начнуть винить во всем меня. Майор Кермитов, он все понял, понял как я отношусь к работе, к своим пациентам...понял, но не подал виду.
Ладно, вряд ли вам интересны мои чувства, перейдем к событиям.

С самого утра я заскочил в интернат, выбрал дела этих ребят. Хорошо, что помнил их в лицо и на карточках были их фото, иначе мне бы никогда не опознать их.
В отделении милиции сержант проводил меня в кабинет участкового, по пути я заметил, все четверо убийц находились уже в одной камере, другая была открыта решетчетая дверь висела на одной петле.
— Что тут случилось?
— Ночью двое пытались бежать, сломали дверь, но удалось аккуратно перевести их к другим. Слава Богу они не решились сопротивляться.
Участковый встретил меня очень радостно, похоже мое присутствие ободряло его. Я передал документы больных, расписался в акте опознания.
— Доктор, а у вас в интернете есть что-нибудь вроде камер? Для буйных, например. Я вот слышал про какой-то карцер, что это?
— Да, это камеры.
— Понимаете, такое дело, ребята ваши пытались бежать, у нас здесь не камеры, а так...толкнул дверь плечом и свободен. Кто знает, чем все закончится, если они снова надумают бежать. Начальство из района не хочет переводить их к себе, говорят мол сидите и охраняйте круглосуточно...Следователь из области приедет через несколько дней, через неделю обещают конвой на область. А пока... Мы прошлой ночью страха натерпелись с вашими ребятами. Может их к вам? У вас хорошие камеры?
— Обычные, каменные стены, железные двери. Но я, я не могу решать такие дела, это к директору вам нужно.
— Хорошо, главное, что есть где надежно закрыть их.
И так уже после обеда четверо наших парней были переведены в наш карцер, прежних его обитателей пришлось освободить досрочно. Возле камеры был организован пост охраны. Участковый и сержант дежурили по пол ночи, днем присматривали санитары.

Вторую камеру заняла Дарья. Вчера она бежала, а сегодня уже снова была в интернате, ее сняли с автобуса в районном центре и вернули домой, к нам.
Должен сказать, ее воспоминания о жизни отрывочны, она не помнит события раннего детства, даже тот декабрьский вечер, что лишил ее семьи и обрек на скитания по казенным учереждениям.
Рассказ ее начинается лишь с десятилетнего возраста, со школы-интерната города Новошахтинск.
Вряд ли я могу объяснить, но мне кажется: побег Дарьи как-то связан с убийствами. Она узнала о планах убийц или что-то в этом роде, стала свидетелем, испугалась и убежала. Я не могу общаться с убийцами, милиция запрещает, но к счастью я имею свободный доступ к Даше и могу общаться с ней сколько угодно.
Так я и начал вести дневник, я буду записывать все, что расскажет мне Даша и что сам узнаю о всей этой истории.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Сегодня с утра, направляясь к Даше, проходил мимо камеры убийц. Сержант, приставленный к ним, спал сидя на стуле. Ребята ведут себя тихо, даже отрешенно. Дашу я застал в своей камере уже бодровствующей, ощущение что она знала о моем визите. С чего бы это?
Я представил себя следователем, ведущим допрос подозреваемого...
— Здравствуй Даша. -мой голос прозвучал не так уверенно, как мне бы хотелось, казалось холодные стены камеры лишили его всякой убедительности. Рано я возомнил себя детективом.
Передо мной, на деревянной лавочке-нарах сидела женщина, на вид лет 40-45, хотя Даше чуть больше 30. От той 25-летней симпатичной девушки, которой она пришла в ПНИ, не осталось и следа. Серые, редкие волосы, костлявое тело, лицо старухи, гнилые зубы и волчий взгляд-вот какой она стала.
— Доброе утро. -голос Даши звучал куда увереннее моего, даже агрессивно.
Похоже утро добрым не будет.
— Я вижу ты злишься на меня, но мы были вынуждены тебя закрыть здесь, ты знаешь правила.
Даша молчала.
— Может расскажешь почему ты убежала из дома? Куда...
— Дома?-я не смог договорить фразу, она прервала меня. -Вы называете это домом? Вы хотите чтоб это стало вашим домом?
Честно признаться, мурашки побежали по телу от этого вопроса, он звучал как угроза... Здесь, в стенах, что подавляют не только мой голос, но чувствую, уже и меня самого, вопрос лишал последней уверенности. Ладони мои вспотели, а самому стало холодно.
— Нет, я не хочу, чтоб это место стало моим домом. -я просто не нашел другого ответа, не смог ничего соврать, сменить тему. Меня допрашивали, не я. Я все яснее осознавал это. Даша...а она оказалась куда серьезнее, чем я мог предположить.
— Еще бы! Но я не буду вас мучить, я скажу почему. Плохие новости, я узнала о смерти друга.
— Друга за территорией?-я все-таки взял себя в руки, она всего лишь пациент, я должен быть терпелив и выведать все о ней и этой истории с убийствами.
— Да. Я прочитала в газете, моего друга больше нет.
— Но с какой целью ты убежала?Если он мертв, ты уже не сможешь ему ничем помочь.
— Я хотела найти себе нового друга. Может быть вы, доктор, станете моим новым другом?
Похоже это просто бред, но если я хочу что-то узнать, я должен принять эту игру...
— Хорошо, расскажи мне о нем, о друге. Как вы познакомились, кем он был?
— Уходи!-неожиданно Даша вскочила на ноги, наверное она хотела накинуться на меня, но сдержала свою злость.
— Уходи! Не суйся в мои дела!-вот теперь она стала по настоящему страшной. Глаза пытались вылезти из орбит, слюна на губах, вся ее поза...
Мне пришлось уйти. Начало общения оказалось ужасным, но я не сдамся.
Весь день убийцы вели себя тихо.
Завтра попробую снова, возможно ее поведение изменится.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Не знаю, стоит ли это записывать, но...
Прошедшей ночью мне приснился кошмар, наверное стресс, такие события кого угодно выбьют из колеи.
Мне снится темный коридор, на полу там и там разбросаны осколки кирпича, похоже это какое-то разрушеное здание. Я шел по нему один, впереди была комната с окнами, зеленоватый свет лился в них. В комнате, на полу сидела фигура в дождевике или... Это была маленькая девочка, она пела детским голосом что-то о «реке-ручейке». Девочка сидела спиной ко мне и не обращала внимания на звук моих шагов. Я протянул руку, хотел дотронуться до капюшона дождевика, фигура вскочила, это была не девочка. Мерзкая старуха с беззубым, впалым ртом кричала детским голосом «Уходи»!
До утра я больше так и не смог уснуть. Я думал о старухе, о убийцах-насильниках, о Даше, о ее друге...
С самого утра я чувствовал себя уставшим, не то чтоб разбитым, но все-таки слабым. Не смотря на это я решил первым же делом навестить свою новую «подругу».
Охранник у камеры убийц не спал, убийцы что-то бормотали хором за дверью. Проходя ближе я разобрал «Уходи». На мой вопрос, давно ли они бормочут, сержант сказал, что почти всю ночь.
— Сначала пели хором, часов с пяти бубнят.
Не только у меня выдалась неспокойная ночь.
Даша же, напротив, была в хорошем настроении и даже улыбнулась мне, когда я вошел в камеру.
— Ты сегодня выглядишь довольной. Может не будешь выгонять меня с порога?-пошутил я.
— Посмотрим на ваше поведение, доктор. -в голосе не было вчерашней агрессии. Отлично,это уже что-то.
— Как тебе спалось?
— Хорошо, а вам?-эта улыбка, злорадство, она будто знала как мне спалось...
— Неплохо. -и снова мои мысли стали путаться, я на силу привел их в относительный порядок. Вряд ли я сейчас смогу хитрить и изворачиваться, спрошу в лоб.
— Ты не передумала, на счет своего друга? Может, сегодня расскажешь мне о нем?
— Может... Но вы тоже расскажете мне кое-что. -Даша откровенно кокетничала со мной. Выглядело это мерзко, наверное ее внешность и кокетство-две самые несовместимые вещи в мире.
— Что тебе рассказать?
— Что натворили ребята?-она указала головой на стену, за которой были убийцы. -Только честно и в подробностях. Тогда и я буду с вами честна.
— Они убили двух человек, парня и девушку. -немного помолчав, выдал я.
— И все?-удивленно округлив глаза, спросила Даша.
— По твоему этого мало?
— А подробности?
— Милиция не разглашает подробности, а больше никто ничего не знает. -говорить больным о насилии и убийствах-не лучшая идея, тем более описывать подробности.
— Ну, хорошо... Моего друга звали Андрей, мы познакомились когда я была совсем маленькой девочкой. Ну а подробности, я их не помню. -ну, и сука же ты, Даша. Она видит меня насквозь, специально в отместку мне, умалчивает подробности.
— Уходите. Не заставляйте меня кричать на вас.
Да, такими темпами я не скоро от нее чего-нибудь добьюсь. Но придется уйти, сегодня мне уже ничего не узнать.
— До завтра, Даша.Был рад тебя видеть.
— Уходите.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Ночью снова снится кошмар, но я очень сомневаюсь, что в этот раз я видел какие-то проявления своих страхов, скрытых фантазий... Больше было похоже на историю со стороны.
Мужчина чуть за 30 стоит у школьной доски, дети смеются, я слышу отдельные маты, они звучат детским голосом, бумажки летят в сторону доски.

Картина меняется, я вижу этого же мужчину, он идет по темным коридорам, что-то мнет в кармане, проходит мимо дверей, прислушивается к каждой. Все выглядит по меньшей мере странно.
Вот он открывает дверь в одну из комнат, я как бы стою у него за спиной и вижу впереди комнату, слабо освещенную дежурным светом из коридора. В комнате на кровати лежит белокурая девочка лет 12-13. Заметив мужчину, она быстро отдергивает руки из-под одеяла, похоже она трогала себя. Мужчина начинает тяжело дышать, я вижу рука девочки в крови и...и ее лицо, губы и подбородок. Она пытается закрыться одеялом, мужчина уже у ее кровати, сдергивает одеяло, что-то говорит девочке. Я не могу разобрать слов, только одна фраза звучит отчетливо: «Можно я тоже попробую?»
Я снова в коридоре, дверь в комнату девочки закрыта. Что это было?

Я открываю дверь и вдруг за ней уже другая комната. Этот же мужчина лежит на полу, свора подростков бьет его ногами.

Затем кабинет, это кабинет директора школы, всюду грамоты и награды.
— Андрей, вы должны уволиться, мы больше не можем держать вас.

Теперь я вижу улицу, мужчина, этот Андрей, ведет за руку девочку лет 8-10. Это не та девочка, да и Андрей выглядит заметно старше. Они о чем-то беседуют, девочка постоянно задает вопросы.
На девочке красное пальтишко, меховая шапка, на улице лежит снег, холодно.

Комната, ужасный бардак, похоже больше на землянку или подвал. В самом темном углу сидит блондинка, это Даша, почти такая, какой я увидел ее впервые.
Открывается дверь, Андрей вводит девочку в красном пальто. Даша кивает головой и Андрей тут же накидывается на девочку. Я ничего не могу сделать, я только присутствую.
Девочка сопротивляется, пытается кричать, мужчина сдирает с нее одежду, рвет юбку, трусики...в его руке сверкает нож.

Когда я проснулся, меня всего трясло.
Это была Даша, красивее и моложе. Но это была она!
А что, если этот сон и был теми самыми подробностями дружбы Даши и Андрея? Нет, невозможно.

Конечно, утром я уже у Даши.
Кажется с каждым днем она все веселее и уверенее, я же теряю покой, уже не понимаю что со мной происходит.
— Как ваши дела, доктор? И как вам сегодня спалось?
— Неплохо.
— Хм. Ну, может теперь вы расскажете подробности, мне кажется, пришла ваша очередь.
Даша хитро смотрит на меня, она знает что снилось мне, но как, неужели все это правда...
— Хорошо. -я выкладываю ей все, хочу как можно скорее выйти из ее камеры, мне страшно, она пугает меня.
Выслушав мой рассказ, о гибели парочки, Даша начинает улыбаться во весь свой гнилой рот. Она даже не пытается скрывать радость, она счастлива и игрива. Тут я взрываюсь.
— Тебе кажется это веселым? Это ужасно! Ты слышешь? Это ужасно!И я знаю, ты имеешь к этому отношение. Не знаю, как ты это все делаешь, продала ли ты душу Дьяволу или...
— Дьявол не покупает душ, дурачок!-ее смех эхом разносится по камере, по коридорам корпуса.
— То, что вы называете душой, это всего лишь личность. Это Ваши мысли, желания, мечты, воспоминания, настроения, чувства, все это замешано на инстинктах... Личность умирает вмести с телом. Нет никакой жизни после смерти! Дьявол не покупает души, он покупает жизни, он покупает людей. Это как, контракт на выполнение действия, или бездействия. Сначало дело, потом награда.
— И какой же контракт выполняешь ты, ведьма?
— Посмотрите, наш доктор все понял! Неужели?!
— Сейчас я пойду и расскажу все людям, следователю, он сможет найти как именно ты связана с убийствами! Он сможет! Ты никогда не выйдешь из камеры!
Я пулей выскакиваю за дверь, судорожно запираю замок...
Санитар у камеры с убийцами, спит, он не слышал наших криков. Я думал, здесь уже весь интернат в курсе нашего разговора.
В коридоре появляется майор Кермитов, он приехал к убийцам.
Мы сухо поздоровались, он пытливо смерил меня взглядом, я шмыгнул мимо него и ушел.
Я не собирался ничего никому рассказывать, просто не смог сдержаться, просто сорвался.
Выходя из корпуса меня встретила санитарка.
— Доктор, вас срочно вызывает директор.
— Иду.
Директор встретил меня ледяным молчанием, долго мял руки...
— Все очень серьезно, возможно мы оба улетим со своих мест. Точно улетим, как бы не хуже. Понимаете о чем я?
— Да, я уже думал об этом.
— Наделали мы с вами дел, доктор Поляков.
Пожав плечами я вышел из его кабинета, моя голова была занята совсем другим. Я переживал сейчас не за свою репутацию,не за работу. Я боялся одного, не узнать правду о всей этой истории.
Нужно идти в комнату Даши, у нее должны быть какие-то вещи, может там я найду что-то, что эта ведьма хотела бы скрыть.
Почти бегом до жилого корпуса на второй этаж, ее комната где-то здесь.
— Александра, где комната Даши Ивлеевой?
— Она в конце, 32-ая. Я провожу вас. -отозвалась полная санитарка.
— Я найду сам, не провожайте.
Комната 32.Обычная комната на троих человек. В комнате две больные. Увидев меня, испуганно притихли.
— Девочки, где спала Даша, где ее вещи?
— Вот, это ее кровать, тумбочка-через паузу-только Даша не любит, когда ее вещи трогают.
— А мы ей ничего не скажем. -подмигнул я.
Пациентка, с родимым пятном в половину лица, смущенно засмеялась, будто я пошло пошутил.
В тумбочке ничего интересного, заколки, расчески, обычный женский набор, белье, нитки, иголки...
А вот в кровати... В подушке, под наволочкой, журнал, что-то вроде самодельной книги.
За спиной раздался голос майора Кермитова.
— А вас не просто найти, доктор. Вы воруете вещи у больных?
Пациентки весело засмеялись, покраснели как юные девушки от неприличного предложения.
— Порнография. У нас запрещены подобные журналы. -во время эта отговорка слетела с моего языка.
— Вот уж не подумал бы, у вас здесь даже семейный корпус есть, больным разрешено состоять в отношениях.
— Семейный корпус, чтоб не было этих самых «отношений» где попало, понимаете майор?
— Да. -Ухмыльнулся он. -Мудро. Я хотел бы поговорить с вами с глазу на глаз, может в коридор?
Журнал, найденный в подушке, я прижал к груди и мы с майром вышли из комнаты.
— Доктор, я весь день у вас, я успел поговорить со многими, с персоналом, с больными... Вы обманули меня в нашу первую встречу. Вы знали убийц, но сказали что не помните их.
— Нет, я знал их только в лицо и лишь троих.
— Сомневаюсь, доктор. Люди говорят обратное. Последние полтора месяца, вы почти каждый день беседовали с нашими ребятами. О чем вы говорили?
— Нет, я не знаю их! Какие люди?
— Свидетели, почти весь персонал, от санитаров до медсестер. Больные ладно, можно обойтись и без них.
— Вы шутите, этого просто не может быть!
— Хорошо, но прошу вас, без шуток. -майор просто прожигал меня взглядом. -Нам предстоит много бесед, доктор Поляков, без шуток, вроде побега той девушки в камере. Кстати, о чем вы беседуете с ней?
— Просто профилактика побегов.
— Ну, до встречи, доктор. Рад был вас видеть.
Майор ушел, я остался в коридоре один, один со своими мыслями, которые начинают пугать не только мистикой, но и реальным уголовным преследованием. Но кто мог меня оболгать, зачем? Всем отлично известно, что я совершенно не занимался больными, я не выполнял свою работу. О каких беседах говорят они?
Вернувшись домой, я начал изучать журнал Даши.Это было что-то вроде дневника с вклеянными в него газетными статьями.

Первая статья гласила:
"Жестокое убийство в городе Шахты.
Убита девочка девяти лет. Милиция не разглашает подробности, ведутся следственные действия.
24декабря1978года "

Вторая:
«Обнаружен труп 17-летней девушки, левый берег Дона, город Шахты.
4сентября1981года.»

Третья:
«Убита 12-летняя девочка, город Шахты.
24июня1982года.»

Толстый журнал, порядка сотни статей...

«7августа1982года.»
«20сентября1982года.»
«27октября1982года.»

Бесконечно... Вплоть до 1990года.

Последняя статья:
«15февраля1994года.»

Вот, как Даша узнала о смерти своего друга, о расстреле она прочитала в газете, с опозданием в то года но...
Холодный пот тек по лицу, я лег на пол, теперь я знал страшную правду. Даша причастна не только к убийствам той пары на реке, но и еще к десяткам зверских, дьявольских убийств. Что она за тварь?
А что если я все это придумал?Сны-это же мои сны, но почему она знает что мне снилось? Ладно журнал, сумасшедшие часто собирают газетные статьи подобного рода. Но почему Кермитов заинтересовался мной именно после того, как я угрожал им же, Даше? Что она там говорила про Дьявола? Чушь! Бред! Я просто схожу с ума! Я уже несколько ночей почти не сплю, вот и начал выдумывать всякое... Ведьма в моем дурдоме, это же чушь!
Мне нужно поспать, Кермитов теперь не оставит меня в покое, я должен выспаться.
Я решил выпить, в надежде что алкоголь поможет мне уснуть, но похоже перебрал и уже не помню как заснул, я провалился в сон.
Пьяные сны, вы тоже не любите их?

В эту ночь мне снова снилась Даша, должно быть это была она, но в этот раз я увидел ее совсем маленькой девочкой, даже не подростком, а ребенком лет восьми. Сон был медленным, я как будто вяз в нем.
Она сидела на лавочке, двор был обнесен кованым забором, впереди находилось обшарпанное здание, школа или интернат. На улице уже осень, мелкие капли дождя заставляют девочку вздранивать, или нет, она вздрагивает от слез. Она плачет. Рядом с ней старичок добродушного вида, он успокаивает ее. Я подхожу ближе и уже слышу его слова.
— Что ты плачешь, маленькая? Кто тебя обидел? Ты только скажи и он больше никогда тебя не обидет.
Даша молчит, старичок продолжает.
— Ты же Даша? Я слышал о тебе очень много хорошего, говорят ты просто прелесть. И теперь, увидев тебя, я в этом не сомневаюсь.
Даша начинает улыбаться, старичок знает свое дело.
— Жалко только, что ты попала сюда, такой девочке здесь не место.
— Мне больше некуда идти, мои родные...
— Я все знаю, Даша. Давай, не будем о плохом? Лучше поговорим о хорошем.
Старичок подмигивает Даше, у него приятная внешность, как у добрых волшебников, в фильмах.
— Таким девочкам здесь не место, ты хочешь к маме и папе?
— Да!
— Ты помнишь их? Помнишь как вы жили раньше? Ты хочешь вернуться назад, все вернуть назад?
— Да.
— Даша, на что ты готова пойти ради этого?
Пауза зависает в воздухе.
— Я готова на все!-девочка срывается на плачь.
— Тише, маленькая, тише! Я помогу тебе. -старик гладит девочку по голове, она кладет ее ему на плечо. -Тише. Я помогу, но и ты должна будешь помочь мне.
— Хорошо.
— Я больше никому не позволю тебя обидеть. Ты поможешь мне, и тогда я помогу тебе вернуть свое счастливое детство, маму и папу, только в этот раз все хорошее не кончится никогда! Ты всегда будешь с мамой и папой и вы всегда будете счастливы. Так ты поможешь мне?
— Да. Что я должна делать?
— Учиться, учиться и еще раз учиться. Тебе нужно многому научиться, мы теперь будем часто видеться.
Старик целует девочке руку, она широко улыбается, слезы больше не текут из ее глаз. Уходя, старичок останавливается и поворачивается ко мне.
— Что ты стоишь, разве ты не должен ничего сделать?-во взгляде и голосе его уже нет ни капли тепла, все его лицо изменилось. На меня смотрит сам Дьявол!

Я проснулся, слава Богу я проснулся! Эти сны все больше пугают меня!
Рядом со мной, спит моя жена, ее кожа покрыта холодным потом, наверное и ей снятся кошмары. В слабом свете, что падает в окно от уличного фонаря, я вижу глаза своей жены, они открыты и полны ужаса!
Она мертва! Она не дышет! На ее шее я замечаю следы, кровоподтеки! Ее задушили? Кто-то был здесь, убил мою жену, а я спокойно спал?!
Еще секунда и я понимаю: «Что ты стоишь, разве ты не должен ничего сделать?». Это я убил свою жену, это Даша, моими руками убила ее! Проклятая ведьма! Я не сошел с ума! Все по настоящему!
Я должен закончить это.

«ЧП в ПНИ поселка N.
Врач-психиатр убил участкового, осуществляющего охрану особо-опасных преступников. Убийца был застрелен на месте. Как сообщают наши источники, не участковый был целью сумасшедшего врача. Несколькими часами ранее псих-убийца задушил свою супругу.
20августа1994года.
Районные будни.»
«Стало известно имя человека остановившего врача-убийцу из ПНИ поселка N. Майор Кермитов представлен к награде.
29августа1994года.»
«Новые подробности на реке в поселке N и дела врача-убийцы.
Сумашедший врач заставил своих пациентов убить молодую пару, после стал убивать сам.
3сентября1994года.»
«Сумашедший врач-убийца 10 лет держал в психбольнице здоровую девушку!
Проводится психологическое обследование узницы, по результатам которой, будет решена ее дальнейшая судьба.
20сентября1994года.»
«Узница психиатра-убийцы из ПНИ поселка N, признана здоровой. Девушка восстанавливает силы в областной больнице. Что еще натворил психопат-психиатр?
25декабря1994года.
Районные будни.»

Автор: Геннадий Тимофеев







Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!