Дьявольские фильмы

1+2+3+4+5+
Загрузка...

Наконец, прозвенел звонок, возвещающий о завершении последнего урока, а также о том, что впереди долгожданные летние каникулы. Школьники гурьбой выбежали из школы, не желая терять ни минуты от полагающегося им трехмесячного отдыха. Кто-то уже сдавал экзамены и определялся с выбором университета, кому-то придется поменять школу в следующем году, а кто-то не был обременен ни тем, ни другим. Для Славы эти летние каникулы были последним беззаботным летом перед выпускным классом. По дороге домой он размышлял о том, как проведет это лето: как побывает на море с родителями, как отправится на три недели в свой любимый лагерь в августе, куда он ездил уже четыре раза. Жизнь казалось легкой и непринужденной. “Но сегодня, в первую очередь, я посмотрю «Шестое чувство»!”, — подумал Слава, зайдя в подъезд своего дома. Друзья-киноманы давно советовали ему оценить этот шедевр, поскольку Слава очень любил мистические истории и фильмы о призраках.

— Ты серьезно не смотрел этот фильм?! Что, даже не слышал? – реакция молодых «знатоков» кинематографа напоминала реакцию ветерана Великой Отечественной, уличившего какого-нибудь невежду в незнании истории Родины.

— На все дальнейшие вопросы я буду отвечать только в присутствии своего адвоката, — Слава решил обратить ситуацию в шутку – не любил, когда его подкалывают в общеизвестных вещах.

— Было бы мне сейчас лет двадцать пять, я бы назвал тебя «школотой». – Вова, ненавидящий, кстати, слово «школота» и, уж тем более, когда оно обращено к нему, решил-таки изменить принципам и подколоть товарища.

И вот, наконец-то, этот день настал. Торрент был скачан еще три дня назад, но Слава решил оттянуть просмотр до каникул. Поднимаясь до квартиры, он заглянул в почтовый ящик. Слава каждый раз заглядывал в него, хотя в своей жизни еще ни разу не получил ни одного письма. Только счета, которые являлись заботой родителей, да и, пусть очень редко, письма им же от одноклассников. В этот раз там лежало письмо на имя некоего Александрова А.В. Слава проверил адрес получателя – все верно, ул. Белоярская, д. 16, кв. 22.

Мама говорила, что это бывший хозяин квартиры, который жил в ней еще до предыдущих владельцев. Когда два года назад родители Славы приобретали это жилье, собственники говорили, что им постоянно приходят письма на имя Александрова. Но связь они с ним потеряли, так что оставляют всю его почту на подоконнике подъезда. Родители Славы позже просто выкидывали чужую корреспондецию.

Но в этот раз Слава захотел изучить конверт поподробнее. Первое, на что он обратил внимание – отсутствие обратного адреса. “Значит, оно доставлено не почтовой службой, а кто-то приносит их лично. Странно, ведь этот кто-то, наверняка, должен знать, что данный человек не живет здесь уже несколько лет. Или хотя бы поинтересоваться. Хотя, кто его знает…”, — подумал Слава, перевернув конверт. На обратной стороне было напечатано официальное предупреждение, суть которого сводилась к тому, что вскрытие данного письма третьими лицами влечет за собой административную и/или уголовную ответственность. Слава уже видел подобную формулировку. Иногда на подоконнике рядом с почтовыми ящиками лежали уведомления из банков, а, порой, и коллекторских бюро. Но на этом белом конверте не было ни штампов, ни печатей, указывающих на какую-либо организацию – только имя получателя, адрес и предупреждение. Любопытство стало брать верх. “Мы итак либо выбрасываем эти письма, либо оставляем на подоконнике, а потом их выбрасывают уборщики, кто вообще узнает?”, — с этими мыслями Слава уверенно запихнул конверт в карман брюк и зашел в квартиру.

Дома еще никого не было. Стрелки приближались к двум часам, родители придут не раньше пяти. Саша собирался разогреть обед и получить удовольствие от просмотра фильма, но что-то его тормозило. Покоя не давал конверт. “Что ж там за информация такая может быть, раз на обороте предупреждение?”, — Слава достал конверт и сел на диван. В душе еще были сомнения. Одна ее часть советовала выбросить письмо в мусорный ящик и забыть о нем, а другая изнемогала от любопытства. “А, черт с ним.”, – подумал Слава, вскрывая конверт. Бумага была белой и приятной на ощупь. Шрифт сообщения напоминал тот, который используют сценаристы, а само послание, видимо, было набрано на печатной машинке.

Уважаемый Александров Анатолий Владимирович, мы очень рады, что Вы, наконец, приняли свою судьбу и перестали прятаться от неизбежного.

Напоминаем, что Вы были подробнейшим образом осведомлены об условиях нашего договора, а также всех возможных последствиях.

К великому сожалению, Ваш отказ вернуть долг, а также злостное уклонение от наших попыток связаться с Вами, вынудили нас выбрать для вас следующий сценарий.

Веселый Санта

FADE IN

INT. Комната – ночь

На диване сидит АНАТОЛИЙ, отчаявшийся мужчина 45 лет, погрязший в долгах и потерявший бизнес. На протяжении нескольких лет его мучает мания преследования – ему постоянно мерещатся голоса и незнакомцы. В комнату заходит ЛЕНА, жена АНАТОЛИЯ.

ЛЕНА

(обращается к АНАТОЛИЮ с нежностью в голосе)

Дорогой, ужин готов. Я накрываю?

АНАТОЛИЙ

(смотрит в ответ с плохо скрываемым чувством вины)

Да, Леночка, накрывай. Сейчас приду.

ЛЕНА возвращается на кухню. АНАТОЛИЙ встает и закрывает на ключ дверь комнаты. Подходит к рабочему портфелю, открывает и достает из него складной нож. Выходит на открытый балкон, закрывает за собой дверь. На балконе надевает на себя колпак Санта-Клауса (лежал на стуле), берет канистру с бензином и начинает обливать себя. Поставив обратно канистру, достает нож и начинает резать себе лицо от уголков рта до ушей. После чего достает спички, поджигает себя и выбрасывается с высоты шестнадцатого этажа,в приступе безумия распевая «Jingle Bells».

FADE OUT

Искренне надеемся, что Вам понравился представленный сценарий, Анатолий Владимирович. Вариант окончательный, поправки недопустимы. Действия, изложенные в вышеуказанном сценарии, будут исполнены в течение суток с момента вскрытия данного письма.

P.S. Если данное письмо было вскрыто третьим лицом, сценарий по-прежнему вступает в силу без каких-либо изменений. Лицо, вскрывшее не предназначавшийся ему/ей конверт, понесет соответствующее наказание, о котором будет подробно указано в следующем письме на имя Лица, вскрывшего данный конверт.

Конец письма. Слава сидел и не верил своим глазам. “Что за больная шутка?”, — подумал он, – “Нужно быть двинутым на всю голову, чтобы прислать человеку такое. И ведь этот «больной» постоянно ходит к нам в подъезд. Или посылает кого-то.” Весь аппетит улетучился, равно как и настроение смотреть «Шестое чувство». “Вечером покажу письмо родителям”, — решил Слава и сел поиграть в компьютер, чтобы отвлечься.

Пройдя очередную миссию в любимой игре, Слава взглянул на часы. Без четверти шесть. Щелкнул дверной замок и в квартиру зашел папа Славы, Максим Андреевич.

— Привет, сынок! Я сейчас в ящик почтовый заглянул, там письмо для тебя. – с этими словами Максим Андреевич положил на стол в гостиной белый конверт.

Славе стало не по себе. Еще не взяв письмо в руки, он заметил, что внешне оно идентично тому, что днем пришло на имя Александрова А.В.

— Странное оно какое-то. – отец вопросительно взглянул на сына, который уже понял, какие «странности» имеются ввиду. – Не знаешь, кто мог прислать?

— Да, мы это… Прикол, в общем, такой. С друзьями шутим. – вложив все свое самообладание, ответил Слава.

— Ага. А что за прикол-то хоть?

— Да, так. В школе придумали. Ты вряд ли оценишь. Там… Наша тема, в общем.

— Все, понял. Старпёр не в теме. – Максим Андреевич подмигнул сыну и пошел в комнату родителей.

Слава очень любил своего отца. Они умели найти общий язык. Папа всегда знал, когда можно удачно пошутить, а когда лучше не навязываться. Оставшись один в гостиной, Слава не сводил глаз с конверта. В душе было нехорошее предчувствие. “Как кто-то мог узнать, что я вскрыл предыдущий конверт? Он что, следил за мной? Как?!”, — воображение разыгралось не на шутку. Глубоко вздохнув и успокоившись, Слава взял конверт и отправился в свою комнату. Закрыв дверь, он начал пристально его изучать.

Внешний вид полностью копирует предыдущее письмо, за исключением имени. Теперь оно адресовано Быкову В.М. “Знает мое полное имя, гад…” Здравый смысл подсказывал, что письмо вскрывать нельзя. Нужно держаться первоначального плана: объяснить родителям ситуацию и показать первое письмо. Родителям виднее, что делать дальше. Окончательно приняв решение, Слава начал искать конверт, предназначавшийся Александрову А.В. Но его нигде не было. “Да куда ты мог деться?!”, — Слава отчетливо помнил, как положил его в верхний ящик компьютерного стола и с тех пор не доставал. В ящики были школьные тетрадки, какой-то хлам – все, кроме письма. “И что я теперь скажу?” – отсутствие конверта сильно озадачило Славу. Он уже начал сомневаться, что вообще находил и читал его. “Но ведь мне пришло письмо. И нашел его папа.”, — окончательно запутавшись, Слава не выдержал и вскрыл пришедший на его имя конверт.

Уважаемый Вячеслав Максимович, мы очень рады, что Вы приняли разумное решение и не стали испытывать наше терпение. Напоминаем, что Вы нарушили правило, вскрыв не предназначавшийся Вам конверт, за что обязаны понести наказание в виде участия в нашем фильме.

Перед тем, как мы определим вашу роль, Вам необходимо определиться с жанром фильма и местом действия. Все ваши пожелания будут подробнейшим образом рассмотрены и учтены.

На обратной стороне данного листа мы просим Вас внести всю необходимую информация, а именно: жанр фильма (комедия, триллер, боевик, хоррор и т.д.), место действия (улица, квартира, парк и т.д.), время действия (утро, день, вечер, ночь). Лист можете вложить в любой конверт, можно без марки. Конверт можете оставить в любом месте – уверяем, он до нас дойдет.

P.S. Убедительная просьба сотрудничать с нами. Если Вы отказываетесь предоставить необходимую информацию, Он сделает выбор за Вас.

НАСТОЯТЕЛЬНО не рекомендуем выбирать последний вариант – у Него очень специфический вкус.

“Так, ну все, с меня хватит!”, — Слава выбежал из комнаты и пошел на кухню, где его отец готовил ужин. Он собирался показать письмо и обо всем рассказать. Но едва войдя в кухню и еще раз взглянув на содержимое послания, Слава обнаружил девственно-чистый лист белой бумаги.

— Хотел что-то спросить, сынок? — Максим Андреевич медленно помешивал макароны в кастрюле.

— Что ужинать будем? – Слава умел импровизировать.

— Макароны по-флотски хочу сделать. Минут через двадцать будут готовы, можешь отдохнуть пока.

— Помощь нужна?

— Нет, спасибо, справлюсь.

Слава поплелся обратно в свою комнату. “Это какой-то бред…”

Вскоре пришла мама Славы, Анастасия Константиновна, и вся семья собралась за обеденным столом.

— Вуаля! – Максим Андреевич торжественно открыл крышку кастрюли.

— Дорогой, ты неисправим… Это величайшее и самое сложное кулинарное произведение, что я видела в своей жизни! – мама Славы одарила мужа своей очаровательной улыбкой.

— Лучше достичь совершенства в макаронах по-флотски, чем вечно пытаться познать непостижимое! – с наигранным пафосом подметил глава семейства.

— Это ты про свою попытку приготовить фаршированного гуся? – со смехом спросила Анастасия Константиновна.

— О, да! И этот гусь до сих пор приходит ко мне в кошмарах!

— Как у тебя дела, сынок? – мать участливо посмотрела Славе в глаза.

— Все хорошо, мам. Каникулы. Счастье. – Слава чувствовал, что в его голосе легко прослеживаются нотки напряженности.

— Точно все хорошо?

— Ему сегодня письмо пришло от одноклассников. У них какой-то новый прикол. Но нам, старпёрам, не понять. – отец подмигнул сыну.

— А что за прикол? Расскажи, сынок. – Анастасия Константиновна вопросительно посмотрела на сына.

— Мы… пишем друг другу письма, где говорится о том, как проведем лето. Только не указываем отправителя. Задача – угадать, от кого пришло письмо. Вот. – Слава сам поразился своей способности импровизировать. Разговор о письме возник так неожиданно, что он не решился рассказать правду.

— Хм. Мило. – на этом Анастасия Константиновна решила закрыть тему.

После ужина Слава вернулся в свою комнату. “…достает нож и начинает резать себе лицо от уголков рта до ушей. После чего достает спички…”, — вспоминал он содержимое чужого письма. “Видимо, их лучше не злить…”, — Слава взял лист бумаги и начал писать: комедия, день, улица. Затем он свернул листок и положил конверт, а конверт оставил в верхнем ящике компьютерного стола. “Посмотрим, что будет.”

Проснувшись в девять утра на следующий день, Слава пошел на кухню готовить завтрак. Родители уже уехали на работу, впереди первый день каникул. Можно пойти погулять, можно сходить в кино, а можно вообще ничего не делать. С этими радостными мыслями Слава поставил чайник на газовую плиту, как вдруг настроение резко упало. Письма, маниакальные сообщения, угрозы, исчезающие строки. Письмо в верхнем ящике! Слава резко выбежал из кухни, мысленно молясь о том, что сейчас он откроет верхний ящик и увидит там вчерашнее письмо не тронутым. “Пусто. Все, кроме этого чертова письма!”, — Славой начала потихоньку овладевать паника. “Они что, были здесь ночью?! Как они его забрали?! Тихо, успокойся, не спеши с выводами… Вот ты идиот-то, а! Его точно мама забрала просто утром и все. Или папа. Не знаю, зачем только, но другого объяснения быть не может”, — с этими мыслями Слава вернулся на кухню и продолжил делать свой завтрак.

После завтрака Слава посмотрел, наконец, «Шестое чувство». Фильм ему очень понравился – Слава даже жалел, что не имеет возможности насладиться им еще разок в кинотеатре. Погода стояла по-настоящему летняя, и следующим пунктом развлекательной программы значилась прогулка по центру города. Выйдя на лестницу, Слава остановился. Придется пройти мимо почтового ящика. “А вдруг там…”, — отбросив дурные мысли, Слава уверенно поднял крышку. В ящике аккуратно лежало письмо. Не прошло и мгновения, как стало сразу ясно от кого оно. “Чертовы психи!”, — Слава нервно вскрыл конверт трясущимися руками.

Уважаемый Вячеслав Максимович, мы очень рады вашему скорому ответу. Это очень мудрое решение. Исходя из предоставленных пожеланий, мы написали для Вас следующий сценарий.

Неуклюжий пешеход

FADE IN

EXT. Улица – день

Вдоль оживленной улицы идет подросток шестнадцати лет, ВЯЧЕСЛАВ. ВЯЧЕСЛАВ не спеша подходит к перекрестку. Горит красный свет. Рядом с ВЯЧЕСЛАВОМ стоит не меньше десяти человек. До зеленого сигнала остается не больше десяти секунд. По дороге проносятся автомобили. Не дожидаясь разрешающего сигнала светофора, ВЯЧЕСЛАВ начинает толкать людей на проезжую часть под аккомпанемент главной композиции из “Шоу Бенни Хилла”, “Yakety sax”. Люди в ужасе смотрят на изувеченные тела, ВЯЧЕСЛАВ комично пожимаем плечами, делая вид, что это всего лишь случайность.

FADE OUT

Искренне надеемся, что Вам понравился представленный сценарий, Вячеслав Максимович. Вариант окончательный, поправки недопустимы. Действия, изложенные в вышеуказанном сценарии, будут исполнены в течение суток с момента вскрытия данного письма.

P.S. Если данное письмо было вскрыто третьим лицом, сценарий по-прежнему вступает в силу без каких-либо изменений. Лицо, вскрывшее не предназначавшийся ему/ей конверт, понесет соответствующее наказание, о котором будет подробно указано в следующем письме на имя Лица, вскрывшего данный конверт.

Слава продолжал неотрывно глядеть на письмо, вновь и вновь перечитывая ужасающие строки. Сердце билось, как у гонщика Формулы-1 перед стартом, вот только не от волнения, а от дикой паники, пронизывающей каждую клеточку тела. “Что за бред?! Да пошли вы, уроды!”, — Слава бросил письмо на пол, разорвав на мелкие кусочки.

— Ай-яй-яй! Нехорошо, молодой человек, мусорить в подъезде. – раздался наигранный голос. От неожиданности Слава вскрикнул – увиденное вогнало его в полный ступор.

Позади него вдоль лестницы стояла настоящая съемочная группа. Возглавлял ее, с виду молодой человек лет тридцати пяти: сальные черные волосы, лохмотья вместо одежды, кожа вся болезненно-белого цвета, на которой местами Слава успел разглядеть то ли струпья, то ли какие-то язвы. Остальные члены команды выглядели не лучше. Зато оборудование у них было первоклассное: такую кинокамеру Слава видел в дополнительном фильме про съемки «Аватара». Возглавляющий процессию мужчина держал в руках рупор. “Режиссер…”

— Чего уставился? Со сценарием ознакомился? Давай, пошевеливайся, отстаем от графика. Давай-давай! – «режиссер» схватил Славу за плечо и поволок вниз по лестнице. Вдруг раздался замочный щелчок: из квартиры этажом ниже вышла Валерия Павловна, пенсионерка-одуванчик, живущая прямо под квартирой Славы.

— Здравствуй, Славушка! На улицу идешь? Погодка-то нынче эво как разгулялась! – от такого невозмутимого приветствия у Славы подкосились ноги.

“Старая курица, тебя совсем не смущает, что я в окружении каких-то непонятных типов?!”, — мысленное негодование тут же сменилось ужасной догадкой, — “Она их не видит…”

— З-здрасьте. Ага… — только и смог вытянуть из себя Слава.

Старушка мило улыбнулась и стала закрывать дверь на замок. Пройдя мимо Валерии Павловны, Слава заметил, что остальные члены группы едва ли не касаются ее, но она совершенно ничего не замечает.

Когда они вышли на улицу, «режиссер» поднес рупор ко рту и громогласно объявил: “Так, внимание, окно на двадцать минут, работаем в темпе, снимаем с первого дубля!”. Никто из прохожих и ухом не повел.

— Ты понял? С одного дубля. – выцветшие глаза прожигали насквозь.

— К-куда мы идем? – в полушоковом состоянии пролепетал Слава.

— Тут недалеко есть отличный перекресток. Сценарий-то помнишь? А то могу еще раз объяснить, если что.

— Я…Я… Что вы от меня хотите?

— Бросишь несколько людей под машину, а мы снимем. Не забудь, тебе еще сыграть потом нужно будет, и сыграть хорошо – ты же не хочешь Его огорчить, верно? Впрочем, ты сам комедию выбрал.

Славу всего затрясло. “Что происходит?!”

— А если я не сделаю?.. — пробормотал он.

— Ох, парень, очень не советую. Такой поворот событий Его сильно расстраивает. Если ты не сделаешь то, что от тебя требуется сейчас, тебе напишут другой сценарий. Тебе напомнить тот, что пришел на имя Александрова? – «режиссер» многозначительно взглянул Славе в глаза, — Получишь нечто подобное.

— Почему его письма приходили на наш адрес? Он там уже много лет не живет. – Слава попытался изобразить из себя невинную жертву обстоятельств.

— Сынок, поверь, бюрократия во всех мирах одинаково работает. Вас только на Земле семь миллиардов сейчас ходит – попробуй, уследи за всеми, – «режиссер» выдавил из себя ухмылку, обнажив ряд черных зубов, — Но ты не переживай. Этот ваш бывший жилец роль свою исполнил отлично. Такой горящий факел был! Веселый Санта! Видел бы ты, в какой истерике его жена потом билась! – бездушный приступ хохота этого чудовища заставил Славу оцепенеть.

“Это сон, я просто сплю. Я просто сплю. Я просто сплю.” – без устали твердил он про себя.

Тем временем вся группа подошла к перекрестку. До зеленого сигнала светофора оставалось сорок секунд.

— Камера! Мотор! – проорал в рупор «режиссер».

Все члены съемочной группы мгновенно разобрались по своим местам. Слава остался позади прохожих. Он чувствовал, как его уже снимают с нескольких ракурсов на самые навороченные кинокамеры. Двадцать пять секунд. Кто-то из съемочной группы включил «Yakety sax» на полную громкость. Двадцать секунд.

— Девочку, вон ту, самое главное, не забудь! – «режиссер» тыкнул пальцем на маленького ребенка, лет шести, держащего в правой руке мороженое, а в левой — мамину руку, — Все, время! Давай! У нас один дубль!

Тринадцать секунд до зеленого сигнала. От дикости происходящего Слава осознавал, что сейчас потеряет рассудок. Первый неуверенный шаг навстречу прохожим. Двенадцать секунд. Второй, третий. Десять секунд. Переход на легкий бег. Восемь секунд. Бег все быстрее и быстрее! Пять секунд. Мать с ребенком в одном шаге впереди, нужно лишь толкнуть их!..

Слава оттолкнул женщину с дочерью в сторону и, не глядя, прыгнул прямо на проезжую часть. Маленькая радость водителя, успевшего проскочить на зеленый свет, тут же была залита адреналином после того, как подросток, неожиданно выскочивший на дорогу, отлетел на несколько метров после смертельного удара.

В приемном отделении районной больницы № 96 Максим Андреевич нежно гладил по голове Анастасию Константиновну. Несчастным родителям сообщили, что их сын, скорее всего, очень спешил куда-то и выскочил на дорогу под запрещающим сигналом светофора. Слава находился в реанимационном отделении: врачам удалось перевести его из критического состояния в крайне тяжелое. Через пару часов к родителям вышел врач.

— Доктор, что с ним?! – Анастасия Константиновна готова была сорваться в истерике.

— Сядьте, пожалуйста, — мягким тоном попросил врач, чей огромный опыт так и не научил его искусству сообщать людям плохие новости. Горе, оно всегда горе, как о нем ни скажи, — Ваш сын сейчас в предкоматозном состоянии. У него множественные переломы, черепно-мозговая травма, повреждения внутренних органов… Боюсь, если он впадет в кому, то уже не выйдет из нее.

— Что можно сделать, доктор? – Максим Андреевич еле сдерживал слезы.

— Мы делаем все, что в наших силах. Остальное уже зависит от Господа. Крепитесь. – врач уже собрался вернуться обратно в палату, но вдруг задержался и пристально поглядел на несчастных, — Хотя… Есть один… радикальный метод. Только нужно с ним сначала ознакомиться. Вам будет необходимо подписать договор, если Вы, конечно, согласитесь с условиями…

— Что за условия?

— Что еще за договор? – одновременно произнесли родители Славы.

— Все подробно изложено здесь… Можете ознакомиться. – доктор не спеша достал из кармана два аккуратно сложенных конверта.

Белоснежные конверты без обратного адреса.







Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!