Крышка гроба у дома

1+2+3+4+5+ (Голосов: 1)
Загрузка...

Имена изменены, название посёлка также не будет упоминаться.

Ну, начать с того, что я атеистка. Была ей. Не верила ни в Бога, ни в сверхъестественные силы. Но…

Года два назад мы с друзьями выехали все вместе на дачу. Ну, все дела, гитара, шашлык. Планировали остаться на пару деньков, отдохнуть, так сказать.

У первого же дома на въезде в деревню стояла крышка гроба. Но я как-то не придала этому значения, мало ли, в посёлке много стариков, скорее всего, кто-то из них. Надо заметить, что с другими жителями посёлка мы как-то особенно и не общались. Только с самыми близкими соседями. Так что я понятия не имела, чей это дом и кто в нем мог умереть. Но по мере нашего продвижения к дачному домику я замечала, что практически у каждого пятого дома стоит крышка, обитая бордовым бархатом. Одна из них меня напрягла, и мне даже сделалось дурно. Крышка была меньше обычной раза в два и была обтянута голубой тканью. Явно умер ребёнок. Я слышала, как мои друзья обсуждали это, но сама в разговоре не участвовала.

Вскоре мы оказались дома. Я не стану описывать, как мы разбирали вещи, всё началось позже. Мы с Алёной, так зовут мою подругу, вышли за ограду (у забора стояла прекрасная маленькая скамеечка) и расположились там с семечками. Поболтали немного. На нашей улице, кстати, было меньше всего покойников, так что крышки глаза не мозолили, иначе черта с два я бы вышла.

И тут к нам подошла соседка. Весьма положительная бабушка, мы с ней иногда болтали, когда раньше приезжали. Правда, знала она только меня и моего мужа, ибо друзья приехали с нами впервые.

— Хорошие вы, девочки, — сказала она, — да уехать бы вам отсюда лучше, пока она вас не заметила.

Мы с Алёной переглянулись, и я спросила:

— О ком вы, Татьяна Сергеевна, говорите?

— Так, знамо дело, о Леночке, всё никак она успокоиться не может, – причитала бабушка, — всех за собой тянет.

— Какая Леночка? – тут же спросила Алёна.

— Покойница, как померла бедная, так и народ помирать начал, как мухи. Молоденькая ещё была, годочков пятнадцать, не больше.

— А что с ней случилось? – я не поверила, но как-то напряглась. Сразу чувство появилось противное такое, как будто кто-то смотрит.

— Утопилась. Парень ей отказал, вот она и пошла к болотам. А у нас же в лесу, сами знаете, коли дороги не знаешь – шагу не ступишь. А она знала ведь. Так теперь мужиков и забирает. Вот Никитку недавно забрала, а тому всего девять было.

— Так если она мужиков забирает, нам-то чего будет?

— Так она ж тех, которые ей приглянутся, убивает. А уж если девушки у них любимые есть, так тем совсем житья никакого нет.

Позже мы сидели во дворе, парни шашлык приготовили, сидели мы, значит, жизнью наслаждались. Я уж и забыла про рассказ соседки. Но тут Алёна вдруг сказала:

— А если она правду сказала? Если это Леночка за собой всех уносит?

Все сразу замолчали и посмотрели на неё. Мужская часть была не в курсе, поэтому Алёна пересказала слова Татьяны Сергеевны.

— Ерунда это всё, — хмыкнул Артём, мой благоверный, — сплетни везде любят.

— Ой, не знаю, — вздохнула она, — покойников-то ты видел сколько?

И мне снова так жутко стало, как тогда, когда мы с Алёной за оградой сидели. Я оглянулась и так и замерла. Мы сидели за домом, и было видно задние окна спальни и гостиной. А в гостиной были шторки, лёгки такие, тюлевые. И мне почудилось, что я увидела руку, которая шторку отпустила, а потом и силуэт, но он тут же отошёл вглубь дома.

— Артём, — сказала я, — в доме кто-то есть! Иди, глянь. Я в окне кого-то видела.

Муж вернулся минуты через две, он был растерян.

— Дом снаружи заперт, и следов никаких. Показалось, поди?

Я снова обернулась на дом, ничего. И чувство то противное пропало.

Засыпать мне той ночью не хотелось. Совсем. Я лежала, ворочалась. Да ещё и спали мы в гостиной, потому что в спальне улеглись подруга с мужем.

Вдруг слышу топот. Ну, не совсем топот, шаги, медленные, но громкие такие. Замерла, дышать боюсь. И, главное, сразу подумала, что это Леночка пришла. Не грабители, не убийцы, а Леночка. Слышу, по кухне топает. И звук такой жуткий, бульканье, как захлебывается она. А потом я отключилась. То ли в обморок от страха упала, то ли ещё что, не знаю. Но разбудил меня испуганный вскрик.

Я подскочила на кровати, ничего не понимаю, спросонья ещё.

— Лер, — позвала меня подруга из кухни, — Лер!

Я встала с кровати и пошла на кухню. И так и замерла в дверном проёме. Все острые предметы кухонного быта — ножи, вилки, шампура даже, были воткнуты… в пото
лок. Хочу заметить, что потолки довольно высокие. Мне с моими метр семьдесят два до них не дотянуться. Даже муж мой, хотя он головы на две выше меня, не дотянется.

Я вспомнила про ночную фигню, которая творилась на кухне, и рассказала Алёне. Она поверила сразу, видимо находилась она в состоянии шока.

Мы сразу разбудили парней. В этот же день мы уехали.

Спустя неделю примерно мой муж чуть не разбился на машине. А муж Алёны очень сильно заболел.

И с тех пор прошло два года, но на дачу мы больше не возвращались. Потому что если это существо смогло воткнуть ножи и вилки в потолок, то где гарантия, что в следующий раз оно не воткнёт их в одного из нас?







Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!