Кто на страже дачного участка?

1+2+3+4+5+ (Голосов: 1)
Загрузка...

В 80-х годах у моей бабушки появилась дача. Это было значимое событие. Я мала была, и для меня 6 соток природы были настоящим праздником. Вот так и жили, строили, создавали, пока не пришли лихие 90-е. Стали нашу дачу обворовывать. Сообщество наше находилось в месте, со всех сторон окруженном посёлками и деревеньками.

Грабежи такие повторялись периодично, раз в полгода, а то и чаще. Какие бы замки мы ни вешали, какой бы забор ни ставили, ничего не помогало. Выносили всё: покрывала, ложки, чайник, стаканы – всё, что было необходимо в быту. Не побрезговали и старой обувью с одеждой. Когда вынесли старый диван, выбив окно и выломав ставни – бабушка, спокойнейший и мирный человек – рассвирепела.
Я никогда не замечала за моей бабулей ничего мистического, но то, что случилось, мы обсуждаем по сей день.

Был май. Так как ночевать нам было не на чем, мы собирались обратно в город. Но неожиданно бабуля захотела остаться. Никакие уговоры её не убеждали. Сказав, что с ней всё будет в порядке и чтоб мы ехали без неё, она проводила нас до электрички.

Ночью мне очень волнительно спалось. Я всё время думала — как там бабушка, как она одна, без дивана и кроватей. Почему мама и дедушка не настояли на том, чтобы она ехала домой? Что она будет делать ночью в почти пустом холодном дачном доме?
Утром рано вся наша семья решила снова ехать на дачу, оставлять бабулю на ещё одну ночь мы решительно не хотели. Приехав, увидели милейшую картину: домик прибран, огород как с картинки, чистенько, ни травинки, ни сорняка, бабуля цветущая и довольная встретила нас со свежезаваренным чаем и блинчиками. День прошёл восхитительно, но как бы мы ни спрашивали, как прошла ночь бабушки – она упорно переводила разговор на другие темы. Вроде пока ничего необычного, если б не то, что начало происходить дальше.

В конце мая мы завезли новую старую мебель, насобирали у родни старых покрывал да ненужную одежду, с миру по нитке – и хозяйство на даче снова стало пригодным. Мама с дедушкой переглядывались – а не своруют ли и это? Но бабушка уверенно мотала головой, говоря, что теперь ни одна сволочь сюда не захочет идти. Мы, конечно, не поверили, пока не случилась парочка странных случаев.

Однажды слышим, как у калитки кричит соседка, чтоб бабуля подошла. Мама сказала, чтобы заходила, но соседка настояла, что поговорит за забором. Ну, бывает, что спешит человек, не хочет задерживаться. Но бабуля сама вышла и перекинулась с ней парой слов. Дальше – больше. С соседом та же история – кричит, чтобы вышли, а зайти не может. Мы удивляемся, что с людьми стало? Раньше заходили, как к себе, а сейчас от ограды кричат. Самое интересное, что приехавшая в гости на день рождения деда наша родня точно так же стояла у калитки и не смогла войти, пока бабуля их не пригласила, каждого по имени!

Так и лето прошло. На осень, закрывая наш дачный дом, мы снова всё оглядели, прибрали и посетовали, что и это могут вынести, на что бабуля уверенным тоном ответила, что не посмеют. Так и вышло. Весной дом оказался цел и нетронут. Соседей снова ограбили, а нас прошли стороной.
А однажды, уже под вечер, к нам под калитку пришёл спившийся мужик со свёртком какого-то барахла, завёрнутого узлом в дырявое одеяло. Он слёзно звал хозяйку, пока бабуля не вышла к нему. Девочка я была любопытная, поэтому приникла к забору и стала слушать. А мужик тем временем умолял бабулю забрать «всё это» обратно, пощадить его, простить. Мешок с грохотом был поставлен на землю, и сквозь щель в заборе я увидала старые ложки, стаканы, алюминиевые тарелки, и они мне показались очень знакомыми – они были нашими! Дачными, давно украденными!

А мужик тем временем сетовал, что жить им стало невыносимо. Гришке, брату его, той весной руки по локоть отрубило, Ваське, видать, тоже подельнику – так вообще голову размозжило упавшим деревом. Павел некий сошёл с ума, по ночам кричит, будто черти его бьют. Мужик этот сказал, что на стрёме стоял, пока та троица выносила барахло из домов, за калитку никогда не заходил и сомневался в правильности их поступков. Другие, которые тоже грабили дома, уже в могилах гниют. Когда мужик понял, что грех они на душу брали – в церквёнку ихнюю побежал. Местный поп посоветовал всё людям обратно принести и в ногах прощения просить. А так как из всех остался более-менее нормальным этот мужик – он всё и разносил теперь.

С тех пор много лет прошло, бабули уже и в живых давно нет, дача теперь наша. Вроде всё как обычно, но есть у нашего дачного участка одна особенность: пока сам хозяин не пригласит войти в калитку – никто на участок не заходит. Бабушка моя не числилась в колдуньях, была обычной женщиной, прошедшей войну и тяжести жизни. Никто и никогда нас больше не грабил, хотя соседей наших пару раз ещё навестили в 90-е. А однажды опоздавший на электричку сосед видел такую картину из своего дачного домика: трое, видать с ближайшего села, с мешками попытались перелезть через наш забор, но ни один не смог преодолеть ограду, обычную деревянную ограду, которую я девчонкой сотни раз перелезала. Их будто выталкивало какой-то силой. Пытались они минут 15, пока один не всмотрелся в темноту и не завопил: «Валим отсюда! Атас!». Сосед всю ночь от страха трясся, что за чертовщина у нас тут происходила, будто ходит кто по участку.

Поэтому за нашу дачу мы уже давно не волнуемся. А что за сторож на ней обитает, остаётся только додумывать, лично мы ничего необычного по ночам никогда не видели.

Автор: Ирина Темьянинова, г. Москва.







Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!