Ночное дежурство в школе

1+2+3+4+5+ (Голосов: 12)
Загрузка...

Эту историю мне рассказала моя дочь — Олеся, не так давно, хотя случилась она несколько лет назад. Тогда к ней незадолго до свадьбы приехал из другого города ее жених — Илья. И молодежь тянуло на подвиги.
У Олесиной подружки Лили есть старшая сестра Вита, которая устроилась на лето в одну нашу местную школу ночным сторожем. Чтобы не было скучно, звала этих трех умников — Олесю с Ильей и Лилю — составить ей компанию. Надо сказать, учились и Олеся, и Лиля с Витой совсем в другой школе, и к тому времени её уже закончили.
Помню, как они несколько дней подряд с вечера запасали разных вкусностей и уходили в эту школу, а возвращались наутро. А потом вдруг перестали. И далеко не сразу Олеся рассказала мне причину этого.
— В той школе мы дурачились, — рассказывала она. — Бегали по коридорам, играли в прятки, гоняли мяч в спортзале. Это было так прикольно — полутемная школа, свет почти везде потушен, а ты делай что хочешь. А потом остаток ночи отсыпались в комнате отдыха для малышей.
Олеся не раз слышала от местных, что в этой школе по ночам случаются разные странности — то электричество само собой включается, то привидений кто-то где-то видел. Но, естественно, верить в такое никто не собирался.
В этой школе четыре этажа. Но примерно за год до описываемых событий на третьем случился пожар, его собирались отремонтировать, но «ремонтировали» языком уже год, а этаж тем временем стоял запертым, и следующий за ним четвертый тоже оказался отрезанным — это к слову.

Итак, в последний вечер свет после восьми часов по всей школе отключился, как и положено. Осталась гореть только лампочка в углу холла и еще одна рядом — в какой-то комнатушке непонятного назначения. В этой комнатушке за столом компания и устроилась. Подкрепились как следует, а потом Вита пошла спать, а эта троица стала играть в прятки, бегая по обоим доступным этажам.
И вот Олеся забежала на второй этаж, там на площадке стояли цветы, вынесенные из кабинетов всего этажа, и на них падал свет фонарей из большого окна. Олеся спряталась в небольшой нише в стене. Постояла так какое-то время, а потом решила, что пока никого нет, то можно и не вжиматься в эту нишу, и вышла. Первое, что она увидела — темная тень среди цветов метнулась куда-то к лестнице и там исчезла в темноте. И сразу после этого по всей школе раздался такой звук, как при включении компьютера, ну, когда включается или выключается Windows. Тут Олесю и нашли. Спускаются вниз и видят: висящий на стене профориентационный щит сам собой включился! (Это нечто вроде компьютера, на котором путем тестов можно выяснить лучшую для себя профессию). Так вот, он включился и загружается, а ведь электричество отключено!
Но особого внимания на это не обратили, тем более что щит, так и не загрузившись до конца, снова отключился.

Какое-то время еще поиграли в прятки и вернулись в холл. Смотрят — отключившийся было щит опять загружается, а в висевшем неподалеку таксофоне сам собой набирается номер! Это слышно было в гулкой тишине пустого помещения очень громко: пи-пи-пи-пи, пи, пи-пи-пи… Номер набрался, в трубке загудели долгие гудки. Потом прекратились… Леська схватила трубку и услышала треск, помехи, а затем короткие гудки.
И только тут все трое обратили внимание на то, что со второго этажа раздавались шаги. Громкие и тяжелые, прямо над ними. Олеся вспомнила, что слышала их и прежде, но куда тише, и не обращала внимания.
Но теперь они звучали так громко, что на них трудно было не обратить внимания. «Воры?» — было высказано предположение. Однажды в этой школе уже побывали воры — обчистили компьютерный класс, с кухни плиту вынесли… И эти умники вместо того, чтобы будить Виту, пошли наверх посмотреть, что там. Тихонько поднялись по лестнице, осторожно заглянули — пустой коридор через весь этаж. Тогда уже не таясь прошли и все осмотрели — никого и ничего.
Спустились. Шагов больше слышно не было, а телефон внизу стал опять набирать номер. На сей раз трубку уже никто не трогал, длинные гудки в ней сменились короткими — звонок сорвался.
И тут из детской комнаты отдыха вышла Вита, протирая заспанные глаза, и куда-то ушла. А через пару минут со второго этажа снова донеслись шаги.
— Вита по второму этажу ходит? — предположила Лиля.
— Или… не Вита? — Леське было страшновато, но именно она предложила снова сходить и посмотреть.
Уже не таясь, все трое бегом бросились на второй этаж.
— Вита?! Ты здесь?
Мертвая тишина была им ответом. И шагов больше слышно не было.
Тогда Лиля набрала номер Виты, ее мобильник зазвонил где-то внизу, и та недовольным тоном ответила, что ходила в туалет, а на второй этаж не поднималась.
Тут уж нашу троицу охватила паника, и они бегом бросились вниз, решив больше не ходить на второй этаж, что бы ни случилось.

Остановились в холле, отдышались, прислушались. Ничего не слышно, ничего не включается, теней не мелькает. Вите рассказывать не стали, и она снова отправилась спать. А Леське, Илье и Лиле было не до сна. Что делать? Бежать домой посреди ночи, перепугав родителей и бросив Виту одну?
И тут снова послышались шаги. Но не на втором этаже, а на первом, причем совсем близко. Открытая дверь освещенной комнаты, где они недавно ужинали — шаги раздавались оттуда.
Не решаясь приблизиться, все трое стояли и молча смотрели на эту дверь в нескольких шагах от себя. Надо сказать, что в этой комнате пол был наполовину выстелен линолеумом, а вторая половина, та, что ближе к двери, была выложена плиткой. И шаги сейчас глухо топали по линолеуму, приближаясь к двери.
А потом перешли на кафель — зацокали тонкими каблучками, но ни фигуры, ни даже тени не появилось в освещенной двери. Дверь была открыта, и все трое с замиранием сердца смотрели на нее. Пол в той комнатке был частично покрыт линолеумом, а ближе к двери выложен кафелем; шаги сначала топали по линолеуму, а потом по кафелю — зацокали тонкими каблучками! Но в двери так никто и не появился, не было даже тени. Тогда ребята решительно вбежали в комнатку — никого там снова не было. Шаги стихли, а потом опять затопали по второму этажу.
Что делать? Если лечь спать, то будет еще хуже, поэтому решили сесть за столик в холле, погромче болтать и не обращать ни на что внимания. Так и сделали: стали играть в карты, разговаривать. Но как-то вдруг умолкли, когда на телефоне опять стал набираться номер. Леська ближе всех к телефону сидела, буквально в полуметре, — номер набрался, и вдруг в трубке послышалось странные звуки, довольно громко — это был то ли скрежет, то ли шипение, то ли рычание… Это было страшнее всего за эту ночь. Но вскоре начало светать, и все прекратилось. Тогда только все трое отправились спать, и больше в ту школу ни ногой.

Далеко не сразу рассказала мне Олеся эту историю, а уже когда они с Ильей были женаты.
А я только недавно пересказала ее своей маме. И она подбросила мне информацию для размышления… В годы ее детства наш район всколыхнул ужасный скандал, вызванный ужасным непотребством: власти решили снести кладбище посреди района и застроить это место. Подробностей она не помнит, но помнит, как рвал и метал ее отец: на том кладбище всего несколько лет назад похоронили его сестру. По закону на месте кладбища можно что-то строить лишь через пятьдесят лет после последнего захоронения, а это было свежим. Но несмотря на все жалобы и скандалы, кладбище все же снесли. А та школа — ее построили уже после того — оказалась непозволительно близко к бывшему кладбищу. Или даже на нем. Мама не запомнила, где оно начиналось и где кончалось.







Комментарии:

  1. Максим:

    Жуть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!