Ночной караул

1+2+3+4+5+
Загрузка...

Ночью пошел мелкий дождь, даже не совсем дождь, а крупная морось, как это часто бывает в южном Приморье. Мерзкая, какая то липкая и всепроникающая морось. Ненавижу такую погоду, даже, когда находишься в казарме или в наряде по КПП, КТП, да хоть на камбузе! А сегодня я был еще и в карауле, чему я лично был весьма, весьма не рад, а так как полк был на учениях в поле, то мне выпала «честь» охранять наши САУ ( самоходные артиллерийские установки ). Грязюку погода навела изрядную! Идти было скользко и тяжело, несколько раз я чуть не упал, матеря всех от военкома, что меня отправил служить, до командира роты, что меня служить заставлял. Да еще это плащ — палатка, гребаная!!! Изобретение дьявола! Плащ — палатка или сокращенно ПП, что означало у нас в шутку «промок — простыл», и от дождя особо не защищала, и заставляла еще больше мерзнуть! АК-74м на плече, казалось, весит килограмм двадцать, неуставные «берцы», облепленные грязью тоже стали будто свинцовыми! Я в сердцах пинал по гусеницам САУ, что бы грязь с обуви отлетала и злость с души тоже. Холодный и мокрый метал не издавал вообще никаких звуков, что бесило еще больше, да еще и нога, порой, от через чур сильного удара начинала болеть. И мысли... Мысли, которые постоянно лезут в голову... Мысли о доме! О доме, где все спокойно, весело, безмятежно и радужно! С@ка, а еще 10 месяцев до дембеля... Эх...

— ХИ-ХИ! — раздался задорный девичий смешок из-за дальней САУ.

От неожиданности и нереальности происходящего я, вскидывая автомат, резко крутанулся в сторону звука, чуть не упав задницей в грязь.

— Стой, кто идет! Стрелять буду! Представиться! Осветить лицо! — как машина отчеканил я, медленно подходя к источнику звука.

— Не поймаешь!!! Не поймаешь!!! — раздался уже детский мальчишеский голосок позади меня.

Я снова резко развернулся, направляя оружие уже в обратную сторону. Поднялся ветер и морось превратилась уже в подобие иголок, впивающихся в лицо. Щурясь и постоянно оборачиваясь, я медленно пошел в сторону аппарата связи, что бы доложить о детях на объекте.

— Так, детишки, это не игры, я выстрелить смогу! Так что уходите!

Тишина. Подвывал ветер, летела с неба мерзкая влага и никаких детских голосов — ни девичьих, ни мальчишечьих. "Вот так крыша и едет. Точно с этой службой психом сделаешься. Хорошо, что в караулку не позвонил, а то бы точно в дурку упекли и комиссовали по «девятке».

— А я тут! — снова сзади девичий голосок и снова я, словно волчок, резко повернулся. Никого.

— Так! Дети! А ну ка выходите, а то не приведи господь, выстрелю!

— А не сможешь! Хи-хи! — произнес невидимый мальчуган и мой автомат какая то сила вырвала из рук и он улетел в грязь предо мной в метрах двух.

Вот тут я и охренел, да нет меня объял ужас! Что за нахрен происходит!!! В голове пролетели за секунду все фильмы ужасов про призраков, детские страшилки и взрослые жуткие байки! Или я точно уже «ку-ку»? Да, если и «потекла крыша», то я об этом точно никому не скажу. Подойдя к автомату и вертя головой в разные стороны, что твой пропеллер, и вот уже нагнулся, что бы его подобрать, как автомат сам проехал по грязи еще метр вперед!!! И опять этот уже жуткий девичий смешок «хи-хи». Прыгнув за «калашом» и схватив его, как змею, двумя руками, прижал к груди. Сердце билось словно птаха в клетке. Страшно. Жутко. Один. Этот смешок. И некого позвать на помощь!

— Хи-хи! — прозвучало прямо передо мной!

Я даже не встал — я подпрыгнул, переводя автомат в режим стрельбы одиночными и досылая патрон в патронник. Мне было жарко, а мерзкую морось и ветер я уже не чувствовал. Я больше беспокоился за свой рассудок.

— Да кто вы такие? Что вам надо??? — от отчаяния и страха закричал я.

— Играть! Ты смешной! Хи — хи! — прозвучало сзади и в этот момент меня, что с силой тарана ударило в спину, отчего весь воздух из легких с шумом вышел, я пролетел вперед около метра, а еще потом, набрав полный рот и нос глины, лицом проехал по грязюке. Мне казалось, что я точно «чокнулся» от ужаса, как во сне я развернулся на спину, навел свой АК в сторону откуда пришел удар и нажал на спуск.

— ОЙ! — произнес детский голосок.

Выстрел мне показался каким то тихим, да и вообще все звуки стали приглушенными, в голове стоял мерзкий, монотонный звон. Я кое как всатл на ноги и, словно ирядно выпивший, двинулся в сторону произнесенного «ой». Через 5 метров я обнаружил тело! Тело ребенка!!! Тело ребенка в крови!!!!!! Ребенку было на вид лет 7 лежал он лицом вниз, одет как то не по погоде: длинные шортики и цветастая футболочка. Длинные волосы, которые в этом возрасте могут быть как у девочки, так и у мальчика были в грязи и крови. Мне стало дурно, ноги и руки задрожали, голова еще больше закружилась, откинув мерзкое оружие я встал на колени и начал переворачивать тельце...
Вот уже почти перевернув детё, как глаза, вроде бы, мертвого и холодного ребенка резко открылись, это улыбнулось и произнесло громко и басовито, как взрослый мужик: «У Б Ь Ю!!!» Потом резко выпрямилось и убежало в ночную тьму. я чуть не потерял сознание от ужаса!!! На четвереньках я нащупал в луже свой «калаш», кое как, опираясь на САУ, встал. Через пару минут прибежала вся наша «караулка», услышав мой выстрел.
На все расспросы, я говорил, что кто-то бегал и я выстрелил на шум. Естественно, я не стал рассказывать все — еще в психи запишут. Под утро нашли возле караула множество то ли собачьих, то ли лисьих следов и списали все произошедшее на животное. Мне повезло. «Дело» замяли и спустили «на тормозах».

В следующую ночь «караулка» вновь поднялась по тревоге. Со стороны САУ слышалась автоматная очередь. Караульного нашли сильно избитого: лицо было все в сильнейших побоях, синяках и кровоподтеках. Глаз полностью «заплыл», бровь рассечена, губы разбиты, несколько зубов выбиты. Караульный был в полубессознательном состоянии, сжимая штык-нож в обоих руках, автомат валялся в стороне с пустым магазином. То что он успел расказать ребятам пока его несли к санитарному «УАЗику», что его кто-то невидимый несколько раз сильно бил в спину и в грудь, от чего он падал, а когда он начал стрелять и израсходовал весь магазин, то его этот невидимый схватил за голову и несколько раз жестоко ударил лицом о броню САУ.
Естественно было следствие, приехала военная прокуратура. Всех опрашивали. Спецгруппа искала то ли диверсанта, то ли бандита, но ничего и никого не нашли. Все списали на неустойчивую психику бойца, который сам себя избил...

Только один старый прапор, что службой свою жизнь назвал, сказал нам в курилке, что в Бамбурово всегда было «что — то», но это что-то никогда не нападало на людей и, видимо, его кто-то разозлил... Мне стало стыдно.







Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!