Лось


Хочу рассказать одну историю, произошедшую со мной в 1998 году. Это было в Тамбове. Тогда еще не было микрорайона Московский, а поселок Северный только начинали строить. Мне было 15 лет.

В одну из обычных летних ночей мы — я, мой друг Алексей и две девушки — втихаря ушли из домов ночью и пошли на ближайший пустырь около поселка Северный, зная, что там приехали наши знакомые ребята и остановились в недостроенном доме. Мы пришли к ним. Костёр, вино, печёная картошка, гитара — в общем, хорошо посидели.

Три часа утра, еле начало светать, пора было возвращаться домой. Вчетвером, как и пришли, мы пошли обратно. Шли через пустырь, не используя основную дорогу, чтобы не напороться на местных.


Дядя вава и другие


Сидели сегодня с подругой в кафе, и разговор у нас зашёл про фильмы (мы обе любим ужасы и триллеры). Советовали друг другу, что посмотреть, обсуждали уже виденное, и как-то плавно беседа наша скатилась в реальную жизнь.

Я, вспоминая кино, сказала, что не смогла бы, увидя в реальности у себя дома призрака, полтергейст... да хоть домовёнка Кузю, в конце концов, дальше проживать в данной фатерке. На что Ира мне отвечает: "А я и на предыдущей квартире с «подселением» жила, и, по-видимому, опять с «квартирантом». Почему опять? Просто она из пригорода переехала непосредственно в черту города. Сказать, что я была удивлена-ничего не сказать. Дело ясное, попросила её рассказывать — что да как. Далее от её лица, чтобы избежать нагромождения слов.
Предыдущая квартира нам с мужем досталась от государства, как сотрудникам правоохранительных органов, стоящих в очереди на жильё.


Два месяца страха


Когда я приехал учиться в Новосибирск, то жил три месяца в посёлке Северный. То есть, вынужден был жить, ибо хозяева съемной квартиры, получив деньги сразу за три месяца, исчезли, не оставив координат. Потом причина выяснилась: в зале не работало отопление. В итоге два месяца мне спать приходилось в одежде. А что делать? У студента финансы поют романсы — на новую аренду денег не было.

Прожив спокойно сентябрь, я уже пообвыкся. Жить можно — хоть и квартира оставляла желать лучшего, зато мог делать, что хотел. Но тут наступили первые холода, и я понял, что надо перед сном закрывать дверь в комнату, иначе она вымораживалась быстро ночью. Вот тогда я и услышал шарканье в прихожей.

Общая схема полтергейста была такова:

1) начинаются шаркающие шаги из кухни и идут до дверей в комнату;

2) шаги останавливаются перед закрытой дверью и переминаются с ноги на ногу (прямо слышал притоптывание);

3) «оно» разворачивается и идёт обратно на кухню, но не всегда до неё доходит (чаще всего доходит).


Алёна


Шёл всего лишь второй месяц службы. Я уже в третий раз подряд заступал помощником дежурного по контрольно-пропускному пункту (КПП). В сутки, если получалось, спал по три часа. Если получалось... Дежурный — «старослужащий» был не очень-то к нам благосклонен. Единственная радость — воскресенье, то есть тот день, когда к солдатам приезжали родственники или близкие. Они привозили много вкусных, тогда для меня практически нереальных, штук.

Например, шоколадки, различные конфеты, колбасу, которая считалась уж совсем большой радостью. В общем, выживали как могли. Вернее, откровенно попрошайничали у счастливых обладателей таких лакомств. Ну как попрошайничали… Молодые, такие же как мы, чаще всего делились сами, а вот наш дежурный сам забирал всё, что хотел.


Про мою бабушку и странности в деревенском доме


Порой мы сталкиваемся с такими событиями, в которые даже сами не можем поверить. И в такие моменты мы непроизвольно начинаем верить в высшие силы и понимать, насколько многого не знаем о нашей жизни… Воспоминания о таких событиях теперь есть и у меня, несмотря на мой весьма юный возраст.

С детства мы с моими двоюродными братьями и сёстрами проводили все летние каникулы в деревне у бабушки. В то время мне было страшно спать одной, поскольку мне так часто снились кошмары, что я просто панически боялась засыпать.

В целом это были чудесные времена: мы собирали ягоды, вечером с друзьями играли в мяч, кушали отменные выпечки из печи. А когда я сидела с бабушкой на скамейке, она вспоминала молодость и рассказывала всякие истории, некоторые из которых меня удивляли.

Например, о том, что перед смертью моя тяжело больная прабабушка (ей было 80 лет) сказала своим детям, что никому из них не желает прожить столько же, сколько прожила она, ибо это ужасная мука так долго страдать.