Подарочек из бекона

1+2+3+4+5+ (Голосов: 1)
Загрузка...

Уважаемые читатели, я понимаю, что после прочтения этой блевотины, в сравнении с которой отдыхает даже Зелёный слоник, вам тут же захочется убить обоих её авторов максимально зверскими способами, и прототипов этих помоев тоже, но учтите, это карается УК РФ. Ну, а теперь можете спокойно читать на пустой желудок!

Если добавить чуточку воображения, то будет объедение! На вкус, как трава в собачьем поносе!
Повар из фильма «Пандорум». Вкратце вся суть рассказа.

Пролог.

Он шёл по лесу, вглядываясь напряжёнными и сильно покрасневшими глазами в тишину лесного мира. Шелест листьев, запах лесной подстилки, крики птиц. Всё было знакомо опытному охотнику, благо его фоторужьё было в руках в полное готовности, всегда неплохо вычищено, окрашено в природные цвета и заряжено. Приманка для животных всегда имелась, ведь он охотился не на оленей с кабанами, а на особенно редкие виды и успешно находил их. Да, он знал их повадки, он любил редких животных и положил много лет ради их спасения. У него дома с переоборудованном саду был целый «зоопарк» из особенно редких видов, который он лично содержал в порядке, вместе с женой. Стерва она богатая, но помогала в этом нелёгком деле, за что, в не меньшей степени за её финансы, он её терпел. Но из-за её скотского характера приходилось завести любовницу, тоже ярую любительницу живой природы, особенно, насекомых, жаб и грибов, работавшую на обочине местной дороги по известной профессии, чем и была довольна. Правда, её естественность, выражавшаяся в нелюбви к мытью несколько дней подряд и поеданию суши из сырой рыбы, за что по виду любимой закуски она получила кличку «Рыбка», смущала многих. Многих пугали тараканы в её голове, но не его. Сколько таких «рыбок» он поймал в юности и посещал вендиспансеры, уже не вспомнить по такой жизни-то!

И вот теперь, забив косяк и сладко затянувшись, верно идя по запаху рыбы, он искал её, истово изучавшую новый вид тропических жаб, которые давали видения, если их облизать. И вот она, ноги и руки в стороны, валяющаяся в траве прямо в лесу, пахнущая своим «суши» и грязной звериной шерстью, опять собак лапала, блин. Ищущий да обрящет, как там говорят, радостно подумал он. Его мутило от запахов природы, хотелось взять её прямо здесь и сейчас, животный позыв не мог быть более сдержан, плоть стояла колом. И он, раздевшись совсем и не заметив, что кинул одёжку прямо на куст с останками дохлого кота и птичьим помётом, взял Рыбку прямо там, тараном без жалости он сокрушал её странно узкую при такой-то жизни матку, крича и рыча и пуская слюни от вожделения. Управившись, он оделся, опарышами из дохлого кота прямо на плечи и пнул любимую, но ответа не дождался. Плюнув, он пошёл дальше, пускай приходит в себя, стерва! Он проверил снаряжение, надо же объяснить егерю, что он тут делает, не говорить же, что натягивал вырубившуюся сучку.
И тут так некстати раздался телефонный звонок:
— Где ты, скотина тупая, шляешься? Опять накурился, опять по лесам, ***, бельчатник х***ев? Чтоб был через полчаса, лохо***бской м***до***бище! — раздался добрый женский голос на другой стороне трубки.
— Дорогая, не сердись ты так, скоро буду!
— Скоро буду, скоро буду, дебил ***учий, да меня тут негры-охранники третий раз уже ***ут, пока ты, ***бок, скоро, твою мать, будешь, кот помойный! Или тебя опять им надо ***ть в саду при всех и снять видео для «ютюба», как в прошлый раз?
— Иду, иду! — проворчал муж и пошёл к машине.

Глава 1.

Карпуша, как её дразнил любовник, снимавший украдкой её шалости на скрытую камеру и впоследствии собиравший компромат для выбивания из неё денег, стонала от счастья на диване около стола и аквариума с карасями. Её негры-слуги легко избавили её от одежды час назад, когда она босиком возлежала на его спинке в прозрачном халате без прочих элементов одежды, а пальчики снова лежали на гладкой розе. Они разделись, один легко проник с помощью пальчиков же в её умелый ротик и стонал от движений язычком по самым горячим местам, второй проник в неё саму, властно и грубо оттеснив пальчики. Ну, а между делом третий негр наслаждался тёплым маслом и умелыми руками кудесницы и заслуженного мастера абстрактной скульптуры в одном лице. Какой кайф, эйфорию она сейчас испытывала, не то, что с этим уже нищим тюфяком-мужем, который годен лишь для того, чтоб продвигать её талант и давать ей, несравненной деньги с завещанием на неё всего его имущества!

Она имела премного источников дохода, ох, да, и один из которых исполнялся прямо сейчас. Всё видео, что она и её слуги снимали в садах и подвале, куда попадали зашедшие не туда пары и одиночки, пользовалось бешеным успехом. Она представляла, как убьёт мужа, когда он станет бесполезен, и эти мысли наполнили её таким счастьем, что Карпуша выгнулась и взяла фаллос слуги в горло и насаживала его руками глубже, со всей силы. Тот стонал и от сжатия пищевода хозяйки извергнулся прямо в её желудок. Как классно, подумала она, и пригласила массируемого ей парня повторить успех первого. Повтор прошёл на ура, но третьего парня после дикого оргазма дама взяла в ротик нежно и томно, глядя в глаза и лаская язычком, она с упоением пила, пробуя коктейль из своего сока с его спермой язычком. Вскоре они повторили это ещё дважды, меняясь местами, после чего вместе обнажёнными отдыхали. И она уснула, видя очередной типичный в это время дня сон...

...И снова эта ненавистная боль, страшная, рваная, словно ничего другого нет на свете. Что это, почему оно не уйдёт, как мне больно! Я уворачиваюсь, верчусь, а оно всё тут и тут, на красном фоне мелькает тёмное нечто, похожее на пальцы, но оно протыкает меня узким концом и отрыгивает что-то липкое, и меня в месте укола наполняет дикая боль, а после это место уже не чувствуется! На мне куча таких дыр, больших, и от них распространяется запах тлена, омерзительный, но его нельзя убрать. Опять через заслон что-то больно бьёт меня оп всем частям тела, едва я начинаю двигаться, слышно эхо и чьё-то желание убить. Что это, и что оно хочет? О, нет, снова оно пронзает мне голову, о, ничего не чувствую, не понимаю!

* * *

Опять, мать моя в кедах, этот выб...ядок бился в утробе, еле успокоила кулаками за пол-часа да я из-за этого скота седая уже, опять зуб шатается. А зарабатывать с животом и без зубов, седой и драной, всё труднеё, отсасывая на попойке около своей палатки. Клиенты мои, какими стали придирчивыми все, запах, видите ли, им не нравится, и что зубов половины нет, им не сильно приятно. Рыла воротят, а мне, беременной матери что делать? Ой, но мой паразит кайф умеет доставить, отъест от моего ребёнка в утробе мяса и сразу кайф. Обсираюсь, мне всё по фигу, а очередной скелет скоро выкидышем выйдет наружу из меня, когда мой мальчик обглодает его заживо, как пятерых до него. От кого он? Да, по фигу, пьяная была, а он всё равно не родится, ради моего кайфа скореё издохнет и будет забыт!
О да, и опять источник наслаждения работает вовсю, да, да, сожри же копошащуюся во мне тварюку головастую, дай мне наслаждение...

...Скоро, придя в себя после такого сна и вызвав мужа по телефону отрабатывать его повинности, она с язычком и поцелуями навершия посохов всех троих прогнала слуг с тёплым обещанием вызвать их вечером и взялась за самое любимое дело в жизни. Аквариум с карасями был всегда чистым, караси — сытыми, щипцы для их извлечения тоже лежали рядом, она любила поесть жареного карася, но самое большое наслаждение было в ином. Она достала из аквариума карася постарше и побольше. Он был готов, время пришло. Нож лежал на столе в мелком тазике, где она и обезглавила рыбу, после чего, глядя в глаза ещё живой и двигающей жабрами голове, раздвинула ноги и направила голову прямо в себя, рот рыбы сжимал и прикусывал её клитор, что возносило её на небеса. Голова рыбы еще живёт после отделения от тела, это все знают, чем пресыщенная всем и вся скульпторша и пользовалась. Да, ощущать, как смерть и оргазм сливаются вместе, как жизнь рыбы переходит в неё, это для неё было всем! Об этом, конечно, никто не знал, как она была уверена, нечего там всякому сброду на утончённое искусство наслаждения смотреть, это лишь для избранных! Испытав пять пиковых ощущений с несчастной рыбой, она выбросила голову в корзину и вновь позвала слуг пожарить самого карася, а использованную голову отдать собаке на ужин. Тут пришёл скотина-муж, которому она рассказала всё, что о нём думает, и приказала идти в комнату к слугам. Тот покорно поплёлся туда.

— Что за улитка, ***ь, ты не понял, что Госпожа сказала, кусок дерьма, отброс своей вонючей ***ной потаскухи-мамаши? — заорала она, кинув в него туфлей и тут же попав в плечо благоверного, — ты чё, не понял, чтоб секунда, сука, и ты там, или выложу в сеть, ***ый насос, ублюдок тупой, и все твои ***асы-коллеги узнают, как тебя имеют слуги и любимый мой садовник! Что ты сказал, ***сос, тебе дали право говорить вообще, тут? Да кто ты такой, чмоша, ***ь, позорное? Три дня тебе работ со слугами, и попробуй только их не слушать, живо вылетишь за своей мамаше в гей-бордель, сука! Ну-ка отмылся живо, ***ор!

Муж вздохнул, за что был избит до полусмерти висевшим на стене подаренным её декоративным посохом, и пошёл отрабатывать «вину», слуги уже были голыми и мастурбировали в предвкушении «сладенького». Именно так она и посадила когда-то уверенного в себе состоятельного человека на положение раба и банкомата. Она до свадьбы была милая и ласковая, правда, на тёщу будущую шипела, ибо притворство не должно унижать, пусть все место знают перед ней! Она легко. как уже много раз было, пригласила его к себе, и тут его изнасиловали эти трое, а она ласково и с соответствующей лексикой сообщила, что он теперь сделает для неё всё, что она хочет, причём по первому требованию, иначе все увидят его «наклонности», и его жизнь будет закончена. Закопать её под первый же куст он не смог, ибо материалы находились у неизвестного источника, а выпытывание кончилось бы раскрытием того видео, ибо все слуги были любовниками Карпуши и подчинялись ей во всём. Она им позволяла такое, что уходить от неё они совсем не хотели, где же ещё можно издеваться над белым богатым мужем хозяйки и гнобить ха всё подряд его, насиловать и пользовать в любое время, а с женой как быть хорошо, опытной и красивой, благо она лишь «за»?

Но сегодня всё было не так, ибо муж, применив по назначению в лесу, как он сам подумал по пьяни, любовницу, а на деле дохлого кабана, принёс с собой то, чего никто ещё не видел ни разу в жизни. За успешно снятое видео с насилием и поставленными его жёнке молодожёнов в качестве невольных актёров муж удостоился секса с ней в позе пантеры, так что сюрприз передался и ей самой, но пока никто ещё ничего о том не знал.

Глава 2.

Карпуша, голая и липкая после соития со слугами, чувствовала себя в целом препакостно. Голова после тройного тоста дорогой водкой трещала по швам, она же вовсю целую неделю запивала ощущения от своего ублюдка-мужа, которого отшила бы самка ДЦП-шника, лишь его блат и деньги заставлял бедную женщину мириться с тем, что он вообще ходит живым по миру. Ничего, оберу и законопачу за его дела на всю жизнь и приплачу, чтоб его дрючили чем попало и забили прутьями насмерть, а потом присылали мне видео с подробностями. Я ж его убью, зарычала жена и пнула со злости аквариум с карасями, опрокинув его и отбив себе пятку. Вот, за это скотина ***ная особо ответит, вон как из-за него злюсь, и ублажаться уже некем, карасей собирать не вариант теперь! Еще неделю на жопу обрюзгшую не сядет, мой вороной дорогой жеребец со скачек постарается на славу, как год назад за то, что на годовщину денег, видите ли, у п***раса не хватило ей диадему купить с алмазами парижскую. Жопой пусть зарабатывает ей, урод и ***сос лошарный, чтоб его ***али собаки в канаве!

Проблевавшись прямо на загубленных карасей и отключившись на некоторое время от алкоголя, Карпуша еле встала, как вдруг ощутила шевеление в себе, прямо в матке, заду и даже в голове. Списав это на похмелье, она добралась до туалета, однако при справлении нужды ощущение снова усилилось. Так, что эта пьяная ***нда и тварюка мне занесла? Ну, не сносить ему головы, подумала жена, и от её яростного воя на ноги встал весь дом, личный врач после отборной ругани и обещания уволить его к чертям поставил диагноз «глисты». Три часа потратил он на то, чтоб донести этот факт до богатой дамы, ибо её крики про 'невозможность заразиться от её любимого бифштекса с кровью' утихать не желали часа два подряд. Час она орала, что таблетки пить не будет, но потом приняла их, и ей стало легче.

Избитый до полусмерти и изнасилованный лошадью муж подал на развод, показав ей видно, как она с конем этим сама развлекалась на спор с подругами. Карпуша выла, орала, звала слуг, но муж показал, что все групповухи с неграми уже в сети, и что её и их теперь на пушечный выстрел обойдет любой приличный адвокат. Вдруг муж испытал боль в животе и позыв по нужде. Но к своему удивлению его мегера пошла за ним и стала... что то рассматривать и искать в его кале. Муж был поражен, потому что она увлеклась ковырянием и перестала на время истошно вопить и сквернословить. Лишь поняв, что он все нужды справил, она завопила вновь и была успокоена ударом по голове с ботинка швейцара, которому эти двое надоели за год работы хуже горькой редьки. Муж был успокоен тоже!

Глава 3.

Если бы Гоги не ушел в запой, то не пришлось бы тащиться к нему домой по такой адской жаре. Боже мой, ну и пекло, у Гоги похоже попрохладней будет, — мучаясь похмельем, со скрипом думал Александр шагая по залитой солнцем улице, — дебилоиды, хоть бы одно дерево посадили, а так вот, словно голова у ракового больного после химиотерапии, ни единой былинки, сплошной серый асфальт. Да и Гоги тоже со странностями, причём, с большими. Понятно, почему жена взяла и сбежала от него. Еще бы, она мне рассказывала, хирург, увлекающийся всякими паразитами. Хирург и глисты. Тьфу! Гадость просто. Александра передернуло от омерзения. Теперь, наверное, заливает свое горе в компании глистов. Хоть бы позвонил друзьям и товарищам. что ли. А то мне за него корячься и горбаться, как раб на галерах, блин! Так же хотелось взять пару деньков и на тебе. Придется теперь неизвестно, сколько работать пока Гоги не очухается от паралича мозга со своими глистами, мать его!

Александр подошел к странно грязному дому Гоги и нажал кнопку звонка. Раздалась трель, так похожая на крики кастрируемого кота, но никто даже не вышел к гостю. Тогда Александр толкнул легонько двери, они оказались не заперты, и тихо вошел в дом. Странная тишина встретила его с ощущением, что он попал в чей-то желудок и вот-вот будет переварен заживо.

— Гоги, Гоги! Сукин сын, — крикнул, еле не вырвав от зловония, Александр. — Ты где, что куришь, блин? Вонь, будто тут «Олимп» насрал целый бомжатник. Взяв себе на память дорогие часы со стола, он пошел обследовать комнаты. В доме царил беспорядок. Нестираные носки и рубашки валялись по комнате. На столе стояла какая-то пища или, вернеё, то, что было неделю назад так пищей, уже покрытое пушистой плесенью. Затхлый и сырой воздух. Да ещё какой-то пугающий запах витал в доме. Словно на мясобойню во времена студенчества и подработки снова попал, да, так там точно и несёт!

Убедившись, что дом пуст, Александр собрался уходить, но тут его внимание привлекла приоткрытая дверь, ведущая в подвал. Лестница была освещена, и Александр, никуда не спеша из осторожности, стал спускаться по ней, в тщетной надежде найти там своего забулдыжного коллегу. Спустившись, Александр еле дышал от запаха протухшего мяса и повернул выключатель, находящийся на стене. То, что предстало его глазам, напоминало картину ужасов из страшного сна. Он замер, чуть не вырвав прямо на пол, благо этим было его уже не испортить. Он бы никогда не додумался, что дома можно держать такое. Прямо перед его глазами находилась автоматическая раздвижная дверь в прозрачный стеклянный бокс. А там...

Вот куда задевался «материал» из гинекологии и хирургии, понял Александр. А они с коллегами думали, что Гоги нелегально им приторговывает на правах мужа директрисы клиники. Медицина такая частная и динамичная же! На металлических стеллажах лежало то, что когда то было человеческой плотью, липкие, зеленовато-коричневые разлагающиеся куски мяса, маленькие вздутые тельца мертворожденных детей и куча непонятно еще чего. Жена самого Гоги со вскрытой, судя по потокам крови, в ещё живом состоянии, пустой черепной коробкой была здесь, Александр узнал её по волосам, благо он сам наматывал их на кулак при жёстком анальном сексе с ней. Он вспомнил, как грубо драл её, а она рассказывала взахлёб, как Гоги любил, чтобы сама жена сношала его страпоном с шипами. Теперь это вызывало лишь отвращение, ибо из её в хлам растерзанного зада выползло сразу три бежевых пульсирующих червя! Фу, не сидят ли они во мне, с ужасом подумал Александр, не заразился ли, то-то при сексе что-то щекотало меня прямо в её дыре. О, нет! И я тоже, блин, я заражён, спасите, боже!

Он чуть было не упал в обморок от страха, но от вони скоро очнулся, он не мог смотреть на останки, тем болеё, что по всей это отвратительной гниющей массе тоже ползали огромные белые черви. Александр пошатнулся и, нечаянно коснувшись двери, нажал на какую-то кнопку. Двери разъехались в обе стороны, и всё окутал ещё болеё густой, тошнотворный, сладковато-приторный смрад разложения, тут же коснувшись ноздрей Александра. Одной рукой, зажимая рот и нос, истекая соплями и слезами, он яростно бил по стене, пока не попал на нужную, кнопку, и двери снова не закрылись, но было поздно. Этот смрадный запах щекотал его ноздри и вызвал новые и новые рвотные спазмы. Пища, которая была съедена незадолго, царапая пищевод и обжигая его кислотой из желудка, поднялась и фонтаном брызнула изо рта Александра но он продолжал рвать желудочным соком в чистом виде. Сами мысли о еде, чтобы заесть это нестерпимое жжение в горле, вызывала спазмы ещё болеё сильные. Облегчения не наступало, спазмы не проходили, и Александр кинулся к лестнице, про себя думая, что его кишки окажутся от всего этого вырванными прямо на пол. Напоследок обернувшись, он увидел, как гигантская куча глистов и червей в углу расползалась, обнажив то, что когда то было его коллегой Гоги, а в миру Валерием Петровичем. И последнее, что, наверное, будет преследовать всю его жизнь это огромный водянисто-белый червь, выползавший изо рта Гоги.

* * *

Шеф полиции Сергеёв был хорошо знаком Александру. Они частенько ездили вместе на рыбалку. Но то, что случилось, было ужасным, и очень не хотелось огласки.
Изъяв из квартиры Гоги документы, Сергеёв попросил Александра просмотреть их, а все подозрительное отобрать. Ведь, не считая кражи из подозрительного во всех смыслах морга предназначенного к утилизации биоматериала, здесь, по ходу, было еще и убийство. И эта странная любовь врача к паразитам. 'Рвотное дело' — так озаглавил его Сергеёв в участке.

Александр перечитывая записи Гоги, поймал себя на мысли, что он совсем не знал этого человека, хотя работал с ним больше десяти лет. Что знал о нем, так только то, что тот женат на стервозной, кудрявой во всех местах красотке, и еще увлекается паразитологией. Вот и все сведения-то! То, что он видел в записной книжке, не укладывалось в мозгу. Записная книжка Гоги была его приговором. Помешавшись, в какой-то момент Гоги решил вырастить гигантского разумного червя. Он подсадил личинку червя в мозг дикой свиньи и решил понаблюдать, но свинья сбежала. Как же он был приятно удивлен, когда получил назад своего «питомца» обнаружив его на вскрытии в мозгу какого то бедолаги. Подкупив паталогоанатома несколькими бутылками спиртного Гоги забрал личинок домой и кормил его мозгом, который ухитрялся добывать. Мозг Марины, его жены, стал очередной пищей для этой твари. Вот, куда пропадали собаки, они тоже становились жертвами, причём жена, бывшая вроде милой и хорошенькой стервой, сама вскрывала черепа ещё живым животным!

Александр рассказывал обо всем Сергеёву, безуспешно стараясь смягчить свой рассказ, чтобы не тревожить и без того больной желудок приятеля. Сергеёв уже не рвал, он просто был удивлен. Ведь они не нашли в боксе то существо, которое видел Александр. Дело решили замять, спустив на 'тормоза'. Но через несколько дней у реки был обнаружен неповрежденный труп мужчины. Отсутствовал только мозг. И тогда Сергеёв понял, что Гоги не мог всё сделать сам, и что у него был помощник. Его, а, точнеё, её, не пришлось очень долго искать. Ей оказалась не бывшая на работе ни дня, но формально там слегка числившаяся секретаршей Гоги богатая извращенка, снимавшая до этого дня подпольное порно с кровь и пр., та самая Карпуша. С ней доктор вступил в связь, но она втайне мечтала выйти за него замуж и так же обожала червей, ибо порно с трупами и гнилью она любила не меньше своего любимого коня, которого регулярно 'доила' наравне с неграми. Ну, а мужа своего выжала до нитки и бросила, выставив его извращенцем и наркоторговцем, хотя торговала всеми этими гадостями она сама. Она и не таилась и на следствии, рассказав, как таскала для Гоги мозг и другие части тел их морга, как вырастили червя и кормили его мозгом еще живой жены Гоги с животными. Только, когда доктор отказался на ней жениться, она тут же в порыве гнева подмешала ему снотворное и просто оставила в боксе с любимыми паразитами. Выйти он не смог, двери открывались только снаружи, поэтому они работали всегда в паре. До того, как Александр обнаружил эту лабораторию, Карпуша вынесла самку взрослого червя-мозгососа и выпустила его в реку. Недалеко от детского пляжа, чтоб всем веселее было. Она знал, что они дохнут, лопаясь, и сл слизью выбрасывают в воду уже готовых и любящих любое мясо личинок...

Эпилог.

На пляже одинокая сочная мамочка, решившая найти нового мужа после того, как месяц назад её бросил богатенький Буратино, в призывном бикини томно возлежала на полотенце и с тоской смотрела на ребёнка. когда же он утонет, чтобы можно было выйти замуж поскореё? Сколько раз пробовали, и плавать «учила», в еду подмешивала толчёное стекло, а всё равно эта конопатая скотина мелкая жива! И с собачками, не кормлеными умышленно два дня, погулять отправляла, так не разорвали, спасли. Вот люди уроды, как же настоящей женщине молодой найти семейное счастье? Ядом нельзя, её арестуют, не лечить тоже, итог будет немногим лучше! Лишь не повязали, как тогда на вечерней улице при минете двоим неграм!

В общем, она, довольная тем, что увидела, как её дитятко, получив уже привычный подзатыльник за «трусость», пошло плавать туда, где есть скрытые водовороты, а она в наушниках и «не услышит» его криков. Беспроигрышная лотерея, мужчиночки мои глупые, она будет плакать, а бедную и потерявшую ребёнка маму легко подцепит богатенький Буратино. Не зря женщины меж собой при парнях не разговаривают, а реально обсуждают, как мальчиков доить и выкидывать на помойку подыхать! Ура, а моя жизнь-то удалась! Улыбка исказила её холёное личико. а на совет следить за ребёнком она с матом послала пару и посоветовала беременной жене рожать в кустах самой.

Приятное томление под пиво прервалось тем, что это отродье бежало к ней, крича: «Черви, черви!». Она с перекошенным от ярости лицом надавала по щекам ребёнку и заорала: «Да я тебя им сама скормлю, дура тупая, чтоб ты сдохла!». Девочка рыдала так сильно, что даже народ собрался с осуждением на лицах, даже человек из органов правопорядка подошёл и детально пообщался с разведёнкой. Та быстро сделалась такой смирненькой лапочкой, как уже делала не одну сотню раз, и пыталась его соблазнить, но была арестована. И тут, скованная наручниками, мать в гневе потеряла всякую осторожность и обнявшую её дочку пнула со всей силы сандалией в лицо и заорала об участи ребёнка в детдоме, что с ней там сделают во всех деталях, и лишь дубинка полицейского заставила её заткнуться. Дочка и свидетели были в шоке от такого резкого преображения миловидной женщины, но той было уже всё равно. Отвлекло её от дум следующеё, её проклятая дочка вновь истошно закричала: «Черви! Они тут, по мне ползают! Какие гадкие!». Мама посмотрела на неё и в ужасе увидела, что по ней и правда ползают очень мелкие бежевые черви, и один из них вгрызается в живот дочки, а второй в голову. Все были в ужасе, но вторично в ужас впала мама, ощутив, что один из них упал на неё под бикини и вполз ей прямо... да, да, в лоно, в красивое и побритое орудие получки денег! Нет, нет, она билась на земле, даже полицейский в брезгливом ужасе отскочил от неё и ножом вмиг срезал червей с девочки, спасая ей жизнь. Он никогда не видел таких глистов, но понимал, что действовать надо немедленно, а сучка подождёт, её поиметь можно позже перед судом. Её хвалили на панели, он знал это точно, ибо её муж стал его другом и всё про неё рассказал.

Сама несостоявшаяся карьеристка билась от дикой боли проедаемого заживо тела и проникновения глиста в брюшную полость, яростно и без сдерживания с кабацким матом изрыгнула прямо на дочку всё содержимое обвиваемого изнутри желудка, пиво и кальмаров с чесночком, а также съеденное и зажатое дочке пирожное. Все были в ужасе от такого поведения, а вскоре «скорая» забрала беснующуюся прочь. Беременная жена обхаянной ранеё пары еле не родила от шока, но дотерпела до следующей «03», ибо с этой тварью она даже при угрозе жизни не села рядом. Но никто не мог даже в кошмаре предположить, что червь заполз и в неё тоже, и во всех посетителей пляжа. Они неустанно выползали из воды, поражая купальщиков, всё новые и новые.

Конец. Или продолжение, выбирайте сами, что больше нравится!

Автор: Ирвин Эллисон







Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!