Туфли

1+2+3+4+5+
Загрузка...

А вот и снова история от сарафанного радио! Мне её рассказала одна приятельница, ей, в свою очередь, поведала её приятельница, которая помнит этот случай со студенческих лет…

Инга была большой любительницей модно одеться. Благо, хорошая фигура и яркая, эффектная внешность давали возможность позволить себе любой фасон, а вот финансы – увы, увы… Шёл, мягко говоря, непростой 1998-й год. Мать, воспитавшая Ингу и её брата одна, работала музыкальным руководителем в детском саду. Сама же Инга была обычной студенткой, звёзд с неба не хватавшей. В зачётке проскакивали тройки, соответственно – стипендия сваливалась на неё от случая к случаю.

Впрочем, наша модница не падала духом и крутилась как могла: носилась по всем барахолкам города в поисках недорогих и красивых шмоток, выпрашивала или выменивала понравившиеся вещи у подруг, и даже шить довольно неплохо научилась… В общем, выглядела всегда на уровне, несмотря на довольно скромные возможности семьи.

Однажды Инга появилась в универе в шикарных туфлях. Да-да, не в «ой, миленьких», не в «ну, ничего так, симпатичных»… именно в шикарных. Мы с девчонками (а любовь к моде и красивым вещичкам нам, разумеется, тоже не была чужда) абсолютно точно знали: такие продаются в самом дорогом обувном магазине города, и стоимость их примерно равна нашей стипендии за два года. На вопрос «где взяла?» Инга ответила уклончиво: считайте, мол, что подарили. Мы пошипели, конечно, между собой для порядка, но очень скоро смирились: в конце концов, такая красавица могла заиметь себе обеспеченного ухажера, который действительно сделал ей столь дорогой подарок.

Шло время, и в поведении Инги появились некоторые странности. Во-первых, она подолгу стала отсутствовать на занятиях. Раньше никогда не числилась среди прогульщиков, а тут – то на несколько дней пропадёт, а то и неделями не появляется. Во-вторых (и это тоже не ускользнуло от наших зорких глаз) наша кокетка и любительница мини совершенно перестала носить юбки, полностью переключившись на джинсы и брюки. Конечно, всё это можно было расшифровать довольно просто: пары закалывает, потому что проводит время с новым богатеньким бой-френдом, а юбки не носит – так, видимо, он и запрещает, ревнивый поди.

Но что-то в этой, казалось бы, простой задачке всё равно не складывалось. Это что-то крылось в самой «влюблённой» Инге, которая ну ни на грамм не выглядела счастливой. Бледная, измученная, всегда задумчивая и грустная – вот такой она стала в последнее время. А однажды она пропала очень надолго, и скоро на потоке поползли слухи, что Инга попала в больницу. Никто не был в курсе, в чём именно дело, знали только: что-то с ногами, и вроде как серьёзное…

Тайна открылась совершенно неожиданно. На одной из студенческих вечеринок с нами в компании оказалась Аня, лучшая Ингина подруга, которая до этого хранила молчание и уверяла, что ничего не знает о неприятностях нашей красавицы. Анна в тот вечер изрядно выпила, и алкоголь, как это часто бывает, развязал ей язык. Когда мы с ней и ещё двумя нашими сокурсницами вышли на балкон покурить, она вдруг горько вздохнула:

— Ой, девчонки, не знаю, что теперь с Ингой-то будет…

Естественно, шквал вопросов чуть не сшиб Анюту с ног… А что с ней?.. Заболела?.. Беременна?.. Подсела на наркотики?.. Попала в секту?.. Улетела на Луну?.. Но Аня только мотала головой…

… Месяца за три до описываемых событий мама Инги попросила её съездить с ней на кладбище, чтобы прибраться на могилах бабушки и деда – давно, мол, не были. Девушка согласилась, но в назначенный день матушка её с трудом смогла встать с постели (женщина страдала не то пониженным, не то повышенным давлением). Решив, что вполне справится сама, Инга отправилась на кладбище в одиночестве.

Ту могилу она заприметила ещё издали. Судя по всему, довольно свежее захоронение, вокруг – море цветов и венков. Инга подошла поближе. Ну да, могилка недавняя, к деревянному кресту приставлена большая фотография в траурной рамке. На ней довольно миловидная молодая девушка, а ниже – годы жизни. Почти ровесница Инги, даже немного младше.

Скорее всего, после этой недолгой остановки, она пошла бы дальше своей дорогой, но был один нюанс, который заставил нашу модницу замереть. На могиле девушки, рядом с многочисленными цветами, стояли красивые, дорогущие, почти новые туфли. Откуда они здесь? Может быть, это были любимые туфельки покойной, и кто-то из родных принес их сюда… Но зачем?

И тут Инге пришла в голову крамольная мысль: а что, если присесть вот тут, на скамеечку, и померить их? Она же ничего плохого не сделает, просто примерит туфли, о которых так давно мечтала, и уйдет восвояси… На беду, туфельки сели словно влитые. Инга сама себе удивилась, но в тот момент её посетила мысль ещё более безумная – забрать их себе. А что, собственно, такого? Ей не раз доводилось слышать, что некоторые люди оставляют на могилах своих близких конфеты и другую еду для нуждающихся… Ну, а чем она, Инга, не нуждающаяся? Ведь этой девушке туфли всё равно уже не нужны, а она будет в них самой красивой! Словно наркоман, наконец получивший дозу, Инга схватила вожделенную пару и чуть ли не бегом пустилась прочь. Маме, которая совершенно не разбиралась в моделях и ценах, сказала, что по обратной дороге зашла на рынок и купила туфли там.

Радость длилась недолго. Очень скоро Инга начала замечать у себя на ногах странные язвочки, которые здорово напоминали комариные укусы. Однако на дворе стояло начало мая, и комариный сезон ещё не наступил. Решив, что подверглась нападению каких-то других насекомых, красавица поначалу не парилась… Но волдырей становилось всё больше, к тому же они ужасно чесались, не давая Инге спать по ночам, расчёсанные же ранки заживали долго и мучительно. В итоге, мама, заметив неладное, уговорила дочь обратиться к врачу.

Подозревали аллергию, потом несколько кожных заболеваний по очереди, потом что-то ещё… Лечили мазями, таблетками, примочками, лечебными ваннами… Мать таскала по знахаркам и пичкала средствами народной медицины… Не помогало решительно ничего. Инга вынуждена была убрать подальше любимые мини, да и вообще все имеющиеся у неё юбки, и облачиться в брюки. Её несчастные ноги постоянно болели и чесались, раны гноились. Самое странное, что остальные части тела девушки неведомая зараза не поражала.

Не знаю, как разговор вышел на те самые туфли, но однажды Инга рассказала маме и лучшей подруге об их истинном происхождении. Те запричитали в два голоса и стали уговаривать нашу модницу отнести украденное обратно на кладбище. Но в Ингу будто бес вселился. Она стала кричать, что туфли, дескать, не имеют к происходящему никакого отношения, и никуда она их не понесёт, пусть хоть режут её. Примерно так же заканчивался и любой последующий разговор на эту тему. Инга устраивала истерики, топала ногами, хлопала дверьми… одним словом, вернуть туфли на место категорически отказывалась. Состояние здоровья, меж тем, ухудшалось, и в итоге, привело её на больничную койку…

… Чем закончилась эта история, я, к сожалению, не знаю. Аня после того вечера, поняв, что и так наговорила лишнего, нас избегала и на вопросы отвечать отказывалась. Инга взяла академический отпуск, через год после которого вернулась. Казалось, короткие юбки навсегда были забыты, видели мы её исключительно в макси или брюках. Те, кто пересекался с ней в раздевалке на физкультуре или во время медицинских осмотров в поликлинике, говорили, что на ногах у нее остались жуткие, уродливые шрамы. Правда, сама я их не видела.

А где-то через два-три года после окончания учёбы мне сообщили, что нашей Инги не стало. Рак. Сгорела буквально за несколько месяцев. Впрочем, не знаю, связана ли её страшная болезнь, приведшая к смерти, с той странной историей и теми злосчастными кладбищенскими туфлями…







Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!