Мой дом — моя крепость, продолжение

1+2+3+4+5+ (Голосов: 11)
Загрузка...

Нет! Только ни это! Они что, действительно уходят? Неужели они не видят, что это воплощение зла?! Глупые, бестолковые люди! Вышмыгнув из-под дивана, я пулей бросился в коридор, преграждая путь хозяевам. Я принялся активно тереться об ноги, мурчать и протяжно мяукать. Ксюша, облокотившись о дверной косяк, с нескрываемым злорадством наблюдала за моими беспомощными попытками.
— Что это с ним? Саш, может мы Ваську на балконе пока закроем? Там не холодно…
Саша растерянно кивнул головой и наклонился, пытаясь схватить меня в охапку. Ага! Сейчас! Не дожидаясь, когда его намерения перейдут в действия, я метнулся обратно в свое укрытие, недовольно урча. Уж лучше на одной территории с этим монстром, чем в неведении и изоляции на балконе.
Дверь за хозяевами закрылась и внутри меня что-то болезненно екнуло. Ну все, вот теперь я попал!
— Алина, давай мы с тобой посмотрим мультики? – протянула блондинка, направляясь в гостиную.
Как бы мне не было страшно, но чувство беспокойства за маленькую хозяйку оказалось сильнее. Я нехотя поплелся вслед за Ксюшей, поеживаясь от холодного шлейфа, тянущегося за ней. И еще мой чуткий носик беспокоил какой-то странный, непонятный запах. Мне казалось, что я его уже где-то встречал, но только где…
— Что ты будешь смотреть?
— Том и Джерри, — уверенно заявила девочка, расчесывая золотистые волосы своей куклы. – Про кисю.
— Ах, про кисю, — соседка бросила в мою сторону пронзительный взгляд и усмехнулась. – У тебя ведь тоже есть кися. А как ее зовут?
— Его зовут Вася! – гордо заявила Алина и протянула ко мне свои ручки. – Вася, иди ко мне!
Я послушно подошел и замурлыкал в ответ на ее объятия, не сводя прищуренных глаз с Ксюши. Она в очередной раз улыбнулась и прошла мимо, направляясь в сторону кухни. Я засеменил следом. Главной моей задачей было не выпускать ее из поля зрения. На пороге кухни я остановился и нерешительно заглянул во внутрь. Ксюша стояла у окна, спиной ко мне и курила длинную тонкую сигарету, выпуская сизый дым.
— Проходи, кот Вася, что же ты стесняешься?
Она повернулась и стряхнула пепел в стоящую на столе пепельницу.
— Вот незадача, — усмехнулась женщина, усаживаясь в плетеное кресло. – Моим планам мешает жалкий комок шерсти.
Выглядела она неважно, по крайней мере, хуже, чем во время своего первого визита. Лицо как-то осунулось и посерело, черты стали более заостренными, да и вообще, была налицо общая усталость. Неизменным остался лишь отличный костюм и красные лаковые туфли на неимоверно высоком каблуке.
— Тебе повезло этой ночью, но не факт, что повезет этой, — Ксюша отвернула длинный рукав, обнажая перебинтованную руку. – Но было неприятно, плюс в твою копилку.
Каждый мой мускул напрягся и я непроизвольно выпустил когти, угрожающе заурчав. Нет, я знал кто был вчерашним моим монстром, но она только что бросила мне вызов. Сегодня ночью! Но я не собираюсь сдаваться! Это моя семья! Моя жизнь! Мой дом, а значит и моя крепость!
Время тянулось очень медленно. Но, как ни странно, ничего страшного и необычного не происходило. Я все так же не сводил глаз с Ксюши, а она, в свою очередь, по-хозяйски хлопотала на кухне, гремя посудой и с пугающей ловкостью управляясь с ножом. И лишь иногда бросала в мою сторону косые, насмешливые взгляды. Готовила она что-то очень вкусное и необычное, так как очень скоро мое кошачье обоняние учуяло сладковато-пряный аромат печеного мяса.
Мне все это казалось странным и нелогичным. Зачем тянуть время и искать трудные пути, когда она может расправиться с нами в один прием? Но, видимо, этой избалованной сучке вздумалось растянуть удовольствие, втянув нас в свою многоуровневую игру.
Ксюша с завидной скоростью и знанием дела сервировала стол. Через пять минут все было как в лучших ресторанах: белоснежные, фарфоровые тарелки, начищенные до блеска, столовые приборы, большие бокалы под вино и аккуратно сложенные салфетки. В центре стола, возвышаясь над всей этой красотой, размещалось блюдо с мясом, источавшим предательски соблазнительный аромат. Рядом стояла хрустальная салатница, где в сочных листьях зелени красовались разноцветные ломтики овощей – красиво, но, как по мне совсем не аппетитно. Еще на столе была причудливая фруктовая нарезка и тарелка с идеально ровными кубиками сыра, нанизанными на тонкие шпажки. Я облизнулся. Сыр был моим любимым лакомством.
Словно читая мои мысли, Ксюша усмехнулась и, положив в блюдце несколько кусочков, поставила передо мной.
— Угощайся, Василий. Мне неприятно это осознавать, но вчерашним своим поведением ты это заслужил.
Я угрожающе заурчал, сверкнув недобрым взглядом, но искушение было явно сильнее меня. Принюхавшись и убедившись, что подвоха нет, я все же принялся за трапезу.
Блондинка тем временем извлекла из пакета красивую бутылку вина, явно не из дешевых и маленькую шкатулку. Немного повозившись со штопором, она все же ее откупорила. Напевая что-то себе под нос, Ксюша открыла шкатулку и, взяв оттуда щепотку сине-зеленого порошка, аккуратно пересыпала его в узкое горлышко бутылки. На мгновенье оторвавшись от своего занятия, она посмотрела на меня в упор и широко улыбнулась, я бы даже сказал, оскалилась. Моя реакция не заставила себя долго ждать. Я зашипел и в один прыжок очутился на кухонном столе. Прижав уши и обнажив ряд острых тонких зубов, я ринулся вперед, намереваясь столкнуть бутылку, но Ксюша схватила ее прямо у меня перед носом и рассмеялась.
— Не так быстро, герой! Но за оперативность тебе пятерка!
Свободной рукой она взяла меня за загривок и подняла на уровне лица, но так, чтобы я не мог достать когтями. Я болтался, как тряпка, отчаянно размахивая лапами в бесполезных попытках до нее дотянуться, а из моей пасти доносилось лишь хриплое, сдавленное мяуканье.
— Неужели ты и впрямь решил со мной тягаться? Ты – жалкая, домашняя игрушка! – ее красивое лицо исказила отвратительная гримаса. – Я хотела оставить тебя в живых, но теперь ты пойдешь на десерт!
С этими словами, Ксюша открыла дверь на балкон и с силой швырнула меня о стену. Я жалобно мяукнул и распластался на холодном бетонном полу. Перед глазами все плыло. Собрав последние силы я, с горем пополам, взобрался на широкий подоконник. Теперь мне оставалось только безучастно наблюдать.
Она взяла нож сделала на руке глубокий надрез. Я с ужасом наблюдал, как по стеклу стекает темная, почти черная вязкая кровь. Совершая это действо, Ксюша что-то бормотала себе под нос на непонятном языке.
— Абн дээрн стиаста, ноэль либр воорн, лиадр дэворлэ ниамб!
Завершив свой ритуал, она слизала остатки крови длинным, раздвоенным языком и ее глаза на миг окрасились янтарно-желтым. Послышался щелчок открываемого замка и через пару минут в дверном проеме показались мои хозяева – раскрасневшиеся и веселые.
— Ого! – удивленно воскликнул Саша. – Что я вижу? Милая, мы, кажется, перепутали ресторан с нашей квартирой!
— Нет, Александр, — Ксюша кокетливо поправила волосы. – Просто у меня сегодня тоже праздник! Надеюсь, вы составите мне компанию?
Она вопросительно вскинула бровь, не отводя взгляд от пары. Те переглянулись.
— Конечно же составим! Тем более, вы так старались! Мы просто не имеем права отказать!
Они уселись за стол, непринужденно о чем-то болтая. Блондинка разлила вино по бокалам, при этом не без удовольствия покосившись в мою сторону. Я принялся отчаянно мяукать и скрести когтями по стеклопакету. Чертова звукоизоляция! С той стороны мои бурные протесты были практически не слышны.
— Вы меня простите за кота. Он вел себя очень агрессивно, поэтому пришлось отправить его на свежий воздух, — Ксюша виновато улыбнулась и захлопала ресницами.
Лена махнула рукой.
— Ничего. Ему давно пора было освежиться.
Они продолжили ужин, смеялись и обсуждали всякую ерунду. Вина в бутылке оставалось все меньше, а моя паника росла все больше. Я метался из стороны в сторону, жалобно мяукал и раздирал когтями оконную раму. Но меня никто не замечал, будто и не было никогда домашнего любимца Васьки. Вконец обессилев, я улегся на подоконнике и опустил голову на лапы. Я ничего, ничего не могу сделать…
И тут стало происходить что-то странное. Аура моих хозяев потемнела, в ней расползалась черная паутина, окутывая их в кокон. Казалось, что все движения они делают машинально, как марионетки, которых дергают за веревочки. А вот и кукловод. Ксюша встала, аккуратно задвинув стул, и, подойдя к Саше, остановилась за его спиной. Она медленно наклонилась и провела пальцем по контуру его лица. Лена вздрогнула, словно очнувшись от чар, и черная паутина на миг отступила.
— Ксюша, что ты делаешь?!
Соседка оскалилась в неестественно широкой улыбке, обнажая белые зубы, больше напоминавшие клыки.
— Извини, дорогуша, но твой муж мне нравится гораздо больше, — с этими словами она провела своим змеиным, острым, как бритва, языком по его шее и вонзила в сонную артерию. Кровь брызнула фонтаном, заливая его белоснежную рубашку и скатерть, а Ксюша припала к ране, жадно всасывая его жизненные силы. Я видел, как тонкие золотые и светло-голубые нити в его ореоле втягивались во внутрь, перетекая вместе с кровью прямо ей в пасть, оставляя лишь колыхающуюся тьму вокруг. Ее глаза становились все чернее, а сосуды вокруг них набухали, напоминая трещины на сухой, серой земле. Закончив, она отшвырнула бездыханное тело в сторону и облизнулась, убирая остатки крови на губах.
Лена билась в беззвучной истерике, зажимая трясущимися руками рот. Она вжалась в кресло, с ужасом глядя на приближающегося монстра, который только что убил ее мужа.
Ксюша рывком сорвала со стола скатерть, отчего кухня наполнилась звоном битого стекла, и, опираясь на руки, уселась на столешницу, напротив напуганной до полусмерти хозяйки.
— Тсссс, — она приложила палец к губам. – Для тебя у меня есть особое поручение. Ты сейчас же возьмешь нож, пойдешь в комнату к своей дочери и убьешь ее…
— Нееет, неееет!! – она отчаянно замотала головой, глотая слезы.
Блондинка глухо зарычала и, крепко схватив девушку за горло, притянула к себе. Ее зрачки сузились, превратившись в две вертикальные щелки.
— Ты сейчас же возьмешь нож и пойдешь в детскую! — прошипела она, чеканя каждое слово. – И вонзишь нож в сердце своей дочери!
Лена смотрела на нее во все глаза, не моргая. По ее щекам все так же текли слезы, но лицо стало отрешенным, как у куклы. Она потянулась к рукояти ножа, лежавшего на кухонном столе…
Я как будто очнулся. Все во мне сжалось в пружину и заметалось, ища выход. Что делать?! Что мне делать?! И тут мой взгляд упал на узкий каменный выступ, тянувшийся от балкона до окна детской. Форточка! В ее комнате всегда приоткрыта форточка! Но как мне преодолеть расстояние в несколько метров по выступу, шириной в несколько сантиметров?! Но времени на раздумья у меня не было! Я взобрался на перила и дрожащей лапой ступил на «смертельную тропу». Прижавшись к холодной шершавой стене, я пробирался к заветному окну, рискуя вот-вот сорваться. Мать моя Кошка! Как же здесь высоко! Вот и оно. Собравшись с духом, я подпрыгнул, зацепился передними лапами за раму и подтянулся, проникая во внутрь. И как раз вовремя. Лена стояла возле детской кровати и ее дрожащая рука заносила нож для удара. Прости меня, моя хозяйка, но сейчас тобой управляет монстр! Я напрягся и, оттолкнувшись от перекладины, прыгнул, издав яростный вопль и выпустив когти. Она вскрикнула и, потеряв равновесие, рухнула на пол. Но я не остановился на этом. Я царапал, кусал и рвал ее, а девушка вслепую размахивала ножом, пытаясь избавиться от назойливого противника. В конце концов, она выронила оружие и, громко всхлипывая, поползла в угол, вытирая дрожащей рукой кровь, обильно сочившуюся из глубоких царапин на лице.
Я вскочил на кровать. Уффф! Цела и невредима.
У двери раздался до боли знакомый хрип. Все внутри меня екнуло и вмиг оборвалось. Я, припав всем телом к клетчатому одеялу, медленно, почти против воли, повернул голову. Она висела вниз головой, вцепившись в дверной косяк своими когтистыми лапами и издавала противные утробные звуки, широко открывая пасть. Я угрожающе зашипел, всем своим видом демонстрируя воинственный настрой и готовность к бою. Она замерла, еще больше выгнув и без того поломанную шею и уставилась на меня своими мертвыми белыми глазами.
В мучительном ожидании проходит секунд тридцать. Вокруг так тихо, что я слышу как бешено стучит мое сердечко, так и норовя выпрыгнуть из груди! Вдоволь насладившись моим страхом, она спрыгнула на пол и направилась к кровати. Но я не дал ей приблизиться и, пронзительно мяукнув, прыгнул ей на спину, глубоко впиваясь когтями в полуразложившуюся плоть. Тварь взвыла и завертелась волчком, пытаясь меня сбросить. Но на этот раз я оказался умнее. Единственный мой шанс – скорость и изворотливость.
Я ловко прыгал вокруг ее изломанного тела, безжалостно вгрызаясь в плоть и, то и дело, выпуская когти. И каждый раз, когда эти серые, покрытые трупными пятнами, конечности пытались меня схватить, в самый последний момент я уворачивался. Так продолжалось минут десять. Но вот в чем беда… С каждым разом мне это удавалось все труднее и труднее. Я уставал, а она нет. Мои мышцы были напряжены до предела, лапы болели а от тошнотворного запаха разложения кружилась голова. И вот, на очередном повороте, я замешкался и она поспешила этим воспользоваться. Ее змеиный язык острой бритвой прошелся по моей передней лапе на сгибе, обнажая связки. Я взвыл от невыносимой боли и тут же на мою голову обрушился мощный удар. Перед глазами все поплыло и меня снова швырнули о стену. Потом еще раз, и еще…
Оказавшись возле кровати я, собрав последние силы, взобрался наверх. Я знал, что это конец. Но мне было жалко не себя, а этого маленького, беззащитного, человеческого детеныша. У нее не было ни когтей, ни клыков, она не могла себя защитить. А ее единственный оставшийся защитник вот-вот испустит дух.
Я подполз и лег сверху, закрывая ее своим истерзанным, окровавленным тельцем. Прости, прости меня, Алина! Я не смог, не вышло! Я мурлыкал, громко, с невысказанной любовью, уткнувшись носом в нежную детскую шейку. Прощай, моя хорошая!

Полуживой, изломанный труп, опять трансформировался в высокую блондинку. Она не спеша подошла к кровати. Торопиться было некуда и незачем. «Клочок шерсти», принесший ей столько лишних проблем был мертв. Ксюша протянула руку к заплаканной девчушке, но вздрогнула, широко распахнув глаза. Из уголка рта медленно потекла тонкая струйка крови. Лена, про которую все давно забыли, рывком вытащила из ее шеи длинный кухонный нож и отступила назад. Один удар, на поражение, так как ее учил отец. Мертвое тело рухнуло к ее ногам, образуя вокруг себя лужу черной крови…

Они шли, взявшись за руки, по усыпанным желтыми листьями аллеям. Лучи скупого осеннего солнца играли с белокурыми локонами девочки и заставляли ее смешно морщить носик. Вдруг она сорвалась с места и побежала куда-то в сторону.
— Алина! Стой! Ты куда? – рассмеялась мать, глядя, как ее чудо тащит что-то в охапке.
— Мамочка, смотри, кого я нашла!
Она крепко сжимала маленький, пушистый комочек, который ошарашено смотрел на них огромными глазищами. Котенок был полосатым.
— Мам, давай его возьмем? – Алина подняла на мать глаза.
Лена молча кивнула.
— Назову его Васькой! Это хорошее имя для кота. Правда?
Женщина отвернулась, скрывая навернувшиеся на глаза слезы, и взглянула на чистое, голубое небо.
— Не просто хорошее, а самое лучшее…

Автор: VALENSIYA
©boooh.ru







Комментарии:

  1. Руби:

    Валенсия, умница, самый лучший рассказ 5+, молодец, продолжай в том же духе!

  2. VALENSIYA:

    Спасибо большое) это мой любимый рассказ, уделила ему много времени))

  3. Ксюша:

    я аж расплакалась! Бедный Васька!

  4. Джек Скелингтон:

    Васю жалко :'(

  5. Марионелла:

    Бедный комок шерсти я так плачу

  6. Анджела:

    О боже как я плакала

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Комментарии модерируются!